«В стране, по которой я путешествую, Тибете, жители верят, что долгий путь к святым местам очищает человека от сотворённого им зла. 
Они верят, что чем трудней дорога, тем глубже очищение. <…>
Здесь время стоит на месте, а всё остальное движется.» 

— Генрих Харрер – автор автобиографической книги "Семь лет в Тибете”. 

(-6 дней).
Уже совсем скоро еду в Тибет, осталась неделя. Нет, уже даже не неделя, а шесть дней. В следующую пятницу мой самолет оторвется от земли в Домодедово и полетит через Дели в Катманду. А на следующий день наземный транспорт (джип или автобусик) повезет нашу небольшую команду к священной горе Кайлаш.

Не то, чтобы я не думал об этом походе раньше. Конечно, думал.
Наверное начал думать еще с тех пор, когда прошел кору вокруг Кайлаша в первый раз в 2009 году (вот здесь можно посмотреть). И год 2014 был выбран не зря – у нас есть мнение, что это год силы, и что одна кора в этом году засчитывается за 13, и что мы после внешней коры собираемся попробовать внутреннюю, однодневную… 

Но это было раньше, и поездка была далеко. А сейчас, когда осталось совсем мало времени, я физически чувствую, как гора тянет меня. И даже сейчас, лежа на берегу одной европейской речки, в минуту покоя я думаю о походе. 

Только что вышла статья Сереги Вертелова из Гималайского клуба (который, кстати, опять ведет нашу небольшую группу) в Новой газете http://www.novayagazeta.ru/society/64540.html. Конечно, я знаю все эти фрагменты, но еще раз с удовольствием прочитал, и там опять Сергей формулирует то, что я пытаюсь объяснить в каждой рассказке после похода: зачем мы идем туда… 

Боюсь ли я? Нет. 
Волнуюсь ли я? Да. 
Я волнуюсь не о том, что со мной что-нибудь случиться. Я волнуюсь, потому что не знаю, позволит ли мне гора пройти внешнюю кору? Смогу ли пройти хотя бы часть пути по внутренней? Не знаю. 

Можно, конечно, начать по спортивному готовиться, бегать, там, по утрам. Но я не делаю этого, не потому что лень, а потому что думаю, что если мне суждено пройти, то я пройду. Если мне суждено сделать фотографии Кайлаша и звездного неба вокруг, и 3Д панорамы внутренней коры, то я их сделаю. 
А для подготовки я сделал, как мне думается, самое важное, что я мог сделать для себя и своего организма – я исключил из рациона алкоголь. Полностью. 

Хотя последние недели были напряженными и полными негатива со стороны разных людей (что происходит с людьми?), сейчас все потихоньку разрешается наилучшим способом, все дела складываются и вскоре я уйду от интернета, телефона, глупых вопросов и ненужных ответов на более чем 2 недели. 
Редко, когда я начинаю рассказку до путешествия-приключения. Тем более интересно, чем она закончится. 

(-1 день). 
Все. Уже завтра. Не послезавтра, а завтра (помните у Стругацких «Улитку на склоне», Кандида?) 
Вещи собраны, их становится меньше с каждым походом. 
К рациону добавлены таблетки в основном для кровообращения мозга. Вот тут есть интересная статья про это: http://www.magic-lamp.com.md/mountain/useful/acclimatization_hints.htm .
Московские дела еще цепляются за ноги, но уже чувствуют, что им осталось несколько часов. Регистрация на рейс открывается через несколько минут. Настроение бодрое. Самолет на Дели уже в пути.

(0) – Все. Я вернулся. 
Делать заметки в пути и выкладывать их в социальную сеть я не в состоянии. Мне кажется, при этом теряется общий смысл, незначительные вещи могут выпячиваться… Большое видится на расстоянии. 

Однако сесть и начать писать отчет об этом походе пока не получается. 
Интересно, как устроены не только зрение, но и память человека. Интересно, как формируется повествование внутри тебя. 
Сегодня прошло уже две недели после возвращения, и я даже опубликовал сегодня одну из панорам с кратким описанием событий (ну, чтобы люди не потеряли меня). Однако написание рассказки связано еще с перепросмотром сделанных фотографий: я перебираю их в фотошопе как четки, и память возвращает мне в ответ события и мысли, которые меня тогда посетили… 

Ну все, хватит пафоса. Пишу обычный рассказ. 
Кстати, я думал потом, как сложилась моя рассказка. И вот что я подумал: 
Предыдущие разы я был в горах с минимальным размером группы, и это, безусловно, способствует размышлению, обдумыванию себя, своего прошлого, будущего, окружающего сейчас. Ты повернут взглядом в себя. 
А когда ты в довольно большой группе (как сейчас), это отвлекает. И я естественным образом скатываюсь на свое обычное непосредственное повествование. 

Кроме того, я поймал себя на том, что много «вещаю». Да, конечно, у меня есть мысли и наблюдения во многих областях нашего существования и похода, но это совсем не значит, что надо ими тут же делиться с окружающими. 
Если люди что-то спрашивают в пространство, то совсем не обязательно тут же им объяснять то, что ты знаешь. А может спрашивают не тебя, а может быть им и ответ не нужен… Собственно, я и получил разок по носу за свои разглагольствования.. 
Видимо, я привык на работе все всем объяснять, а тут не могу унять свою привычку? В целом вывод такой: знаешь и помалкивай, пока тебя не спросят, или пока неправильные решения не приведут всех в беду. Надо будет учесть на будущее… 

Наша небольшая группа летела через Дели тем маршрутом, которым я летел в прошлом году в Наар-Фу. Это я посоветовал. И даже не то, чтобы посоветовал, но когда мы решили купить билеты в апреле месяце, выяснилось, что дешевых вариантов уже нет. (Покупайте билеты заранее, если вы уверены в себе и в маршруте). 

В Дели к нам присоединилась Татьяна, став неожиданно членом нашей группы. 
Это Сергей предложил ей присоединиться «к хорошей группе». И так оно все и оказалось… 
Пересадка прошла нормально с употреблением острой еды из индийского Макдональдса, а в Катманду нас уже ждал предводитель Нима Дорджы (он же Сергей Вертелов), с которым мы и доехали до отеля Самсара в Тамеле. 

По дороге мы узнали 2 новости о нашем путешествии: что на единственную дорогу к границе с Тибетом сошел огромный оползень, и его можно только перелететь, и то, что завтра прилетает премьер-министр Индии, и никто не знает как будет работать аэропорт. 

Чтобы вы понимали, визит премьер-министра Индии – это большое событие. Как я понял, непальцы считают, что это четвертый по важности человек на земле. Я уж не знаю, как подается информация в Непале, но последовательность такая: Обама, Путин, китайский лидер, а потом премьер-министр Индии. 

А вот оползень – это страшно. Я потом покажу фотографии с вертолета. Я представляю, как спят люди утром, и вдруг на них съезжает часть горы. И это тоже стихия, с которой не справиться. Несколько домов снесло, люди погибли. Сколько, я так и не понял: сначала говорили 6, потом - 16, потом - 100… Во время всего путешествия до нас доходили новости об оползнях в Непале и в Индии… Это не единственные печальные новости: за несколько дней до нас на пути в Лхасу упал в пропасть автобус с китайскими туристами – погибли все 44 человека. На внутренней коре разбились 2 французские туристки, а индус устроил самосожжение (не проверено, но может быть нас из-за этого не пустили (забегаю вперед) туда?). 
На расчистку дороги от оползня была брошена армия, но никто не знал, когда работы завершатся. Так что «только вертолетом можно долететь». 
Не буду вдаваться в детали, но мы на общем собрании решили лететь на вертолетах на следующий день из аэропорта Трибуван, как только его освободит премьер-министр Индии. 
На вертолетАХ, потому что нам надо два рейса, в один все не помещаемся. 

Потом все разбрелись по Катманду: кто поехал за поющими чашами, кто по магазинам, а кто-то (я, например) в ресторан Funky Budda перекусить. Я также прикупился - купил себе носки, очень, кстати, приличные. 
Ужин мы провели в Gardens of Dreams – очень приличное место с парком и библиотекой, огороженное от улицы стеной. И со вкусной непальской кухней внутри. 

Утром, подъехав к аэропорту и узнав, что он еще будет закрыт пару часов, мы развернулись и поехали в тибетский квартал к Будданат ступе погулять. Это уже классика…


Вернувшись в аэропорт, прождали недолго и разделились на 2 группы. Я попал в первую. 
Я сел на втором ряду в новом красном вертолете так, чтобы высунуть руку с привязанным фотоаппаратом в маленькое окно. Я надеялся, что пролетим как раз по ущелью, по которому идет дорога. Так и вышло. 
Я снимал в автоматическом режиме и немного видео. 
Пошел дождь, пилот включил дворники. Дождь заливал мне линзу, и я все время протирал ее бархоткой.

А вот и ролик с нашим полетом. Качество ролика не очень хорошее, но зато он весит не очень много.
Если ролик завис и не открывается, скачайте его правой кнопкой мыши (что-то типа Save Link As...), а потом запустите у себя на компе какой-нибудь QuickTime Player, это, кстати, всех роликов касается.

Площадка в поселке Татопани рассчитана максимум на 2 вертолета. Полянка по периметру наполнена людьми, в основном китайцами. Прилетевший вертолет берут практически штурмом, поэтому надо быстро вытащить изо всех щелей распиханный багаж и сваливать с полянки. 
Уже когда мы возвратились в Катманду через пару недель, через оползень был организован трехчасовой обход, но в тот день люди могли вернуться в Катманду только вертолетом. 

Проехав километр на джипе до пограничного пункта Кодари, наша группа остановилась поджидать вторую половину. Пошел сильный дождь и я опасался, что вертолет со вторым рейсом задержится. Мы прождали часа полтора, когда ребята воссоединились с нами. И наша группа из девяти человек пошла на китайскую территорию. 

Не могу сказать, что мы прошли границу, как «острый нож через теплый маргарин», но в целом потери были минимальны: девушку Таню мурыжили с двумя паспортами и украинским гражданством (как выяснилось, китайцы настороженно относились к Украине в связи с напряженной обстановкой), был безвозвратно потерян при досмотре фрукт манго и книжка с маленьким изображением Далай-ламы. «Нет» - сказал пограничник в ответ на слабые уверения, что книга историческая – «книга политическая!» 

Уже в пограничном сарае мы встретили Пубу. Пубу Ла (уважительное обращение) достоин отдельного рассказа. Он совершенно дивный. 
Несмотря на некоторую асимметрию (у него горб), он улыбчивый, приветливый, заботливый и трепетный. Я бы назвал удачей то, что нашим проводником был Пубу. (Дело в том, что при перемещении по Тибету для иностранцев необходимо сопровождение местного человека, например, китайского офицера. Он обеспечивает прохождение всех многочисленных блокпостов и носит с собой необходимые документы). А Пубу – тибетец. Причем в детстве сражался (не знаю, как именно) с китайскими войсками. Сейчас работает проводником, а три его сестры живут в Швейцарии (в Люцерне, кажется). 
Несмотря на то, что я не понимал половину его объяснений, это компенсировалось его трепетным и бережным отношением к своей стране и культуре. 
В целом я не берусь комментировать отношение между тибетцами и китайцами, но похоже, что первые ненавидят вторых. 

Так вот. Мы проехали около километра до поселка Джанг Му и остановились в том же отеле, что и пять лет назад. Почти ничего не изменилось, по крайней мере из того, что осталось в моей памяти: те же дома по обеим сторонам дороги, те же грузовики вдоль всего пути. Разве что появились еще пара шлагбаумов и постов. 

Отель, надо сказать, действительно приличный. 
Мы ужинали рядом со смешанной русскоговорящей группой, которая пыталась проехать по дороге за день до нас, и вернулась из-за оползня. 
Ребята из группы узнали Серегу и хотели иметь честь с ним познакомиться. Поэтому Серега с братом сели с ними выпивать и давать им честь, а остальные прогулялись перед сном. Высота чуть больше двух с половиной тысяч – настроение бодрое. 
До свидания «Намасте» и «Донебат», здравствуйте «Таше деле» и «Тучече». 

На следующий день мы ехали часа 2-3, поднявшись до местечка Ниалам. (Мнение о переводе названия Ниалам разделились: по Серегиной трактовке это "Ворота в ад", а по официальной на карте – "Дорога в ад".) Высота около 3700м, поэтому решили, что дальше подниматься сегодня не надо. Но надо сказать, что у нас все перенесли ночевку более-менее нормально, а вот в параллельной группе кому-то поплохело, кто-то блевал всю ночь, и они на следующий день не выехали. 

Чтобы скоротать время мы поехали в пещеру Миларепы. Про Миларепу рассказывать не буду – я с ним не знаком, но если вам интересно, вы найдете ту же информацию в интернете, что и я. Миларепа – буддистский маг и поэт, боролся с религией бон и победил (бонцы так не считают) их колдуна Наро Бон Чунга, скинув его с горы Кайлаш. 
Во всем регионе Кайлаша разбросаны места, где Миларепа медитировал, жил в пещере, а на коре полно отпечатков его ног. Я потом покажу. 

Миларепы не было дома, и в пещеру мы не попали. Она, как и следовало, окружена монастырем, а монастырь закрыт. Мы погуляли вокруг и добрели до автобуса. И поехали подкрепиться. Надо сказать, что мы ели все время и помногу. Вроде только пообедали от пуза, проехали немного в автобусе и опять жрать. И вроде никто не голоден, но все равно опять сожрали немерено. Адаптация…


Забегая вперед и ссылаясь назад на свои сомнения, должен честно сказать: опасения мои не оправдались. Я практически не страдал: ел, шел, нес свои объективы и штатив. Мне поплохело после коры, все выражалось в жуткой отдышке, которая прошла только дней через 7. На самой коре все было нормально.
И если кто и страдал в группе (блевал, там, или понос), то на общем здоровье экспедиции это не отражалось. Ну не ест кто-то, ну кто-то бегает чаще в туалет… не заметно. Единственно, что автобус все время тормозил из-за малой нужды путешественников. Но я так понял, что это была нормальная для них частота. 
Извините, что много физиологии, но это капля из того, что обсуждалось в пути. Виталик, конечно, был зачинщик. Чего стоит одна фраза. 
Утром в Джанг Му я прочитал письмо от какой-то девушки Светланы о том, что меня пригласили на прямой эфир канала LifeNews. Светлана нашла меня через мой сайт, и хотела, чтобы я рассказал на круглом столе про Великую миграцию (вы, если не читали, можете почитать тут). Я очень воодушевился (Ура! Меня пригласили! Сайт читают!), но, к сожалению, круглый стол должен был проходить как раз сегодня, а я в Тибете. Когда я похвастался ребятам и посетовал на незадачу, Виталик посоветовал в своей обычной манере: «А ты ответь им, что променял их круглый стол, на тибетский жидкий стул».
Вот так вот.

И вот мы едем в Сагу. 
Надо сказать, что мы проделываем обратный путь относительно 2009 года. Остались некие ориентиры, населенные пункты, вершины вдали, озеро Пелки Цо. Но в целом дорогу не узнать: две хорошо асфальтированные полосы с разметкой, указатели, правда, китайскими иероглифами. 
Населенные пункты преобразились: раньше небольшие поселки с грязными помойками и грунтовыми дорогами. Сейчас все застроено (или застраивается) аккуратными типовыми домиками из глиняного кирпича, тротуары и дорожки между домиками выложены плиточным камнем. Прямо как тротуары в Москве. Поселки практически не узнать. Вот я сделал несколько снимков на очередной туалетной остановке.


Я пытаюсь сравнить свои впечатления. Например, озеро Пелко Цо выглядит как-то более цивилизованно, река Брахмапутра на этот раз показалась мне мелковатой и невзрачной. Вот, посмотрите.

Доехали до Саги. Сагу я вспомнил. Это был первый отель, грязный и прокуренный, с прожжёнными коврами, в котором мы остановились в прошлый раз. Я даже нашел его на одной из двух улиц Саги.

Но остановились мы в хорошем отельчике, да еще и с WI-FI. Типичный американский мотель, если бы не помойка за окном с пасущимися на ней коровами, и не воинская часть за стеной с побудками и строевыми песнями.
Мы мило поужинали, причем тут уже началось разделение: кто не может есть, тот садится с краешку.
Помню, «на ура» пошли какие-то то ли плюшки, то ли печенья. Совершенно каменные, но игравшие роль десерта.


В Саге делать совершенно нечего. 
И рано утром мы уехали в Дарчен. По дороге в аптеке мы взяли таблетки от давления. К сожалению, уже нужно было их пить некоторым членам нашего экипажа. Надо сказать, что в процессе похода эти таблетки как-то потихонечку разошлись. Я не уверен, что они помогали, наверное, работал эффект плацебо. 

Что мы видели по дороге до Дарчена? Красивая долина, расположенная на высоте 4500м, справа горная гряда, слева за долиной горная гряда, разделяющая Тибет и Непал. 
Вот мы проехали горы, за которыми находится поселок Фу (2013 год)
вот мы проехали дорогу, которая ответвляется к перевалу Кора Ла. За перевалом ЛоМантанг (2011 год)
Вот красавица Шиша-Пангма – 8013 метров. 
Мне все равно очень нравятся эти пейзажи. 

Первая точка, с которой видны Кайлаш и Маносаровар, является знаковой. Здесь все останавливаются, а кто-то и простирания делает.


Съезд в Дарчен представляет собой сейчас КПП в какой-то укрепрайон. «Не фотографировать, предъявить документы!». 

Надо сказать, что мы все время останавливались по дороге на блокпостах, и китайские военные ведут себя по разному: багаж не проверяли, но в салон входили. Иногда проверяли паспорта по лицам – интересно, они нас различают? Меня с братом, например? 
Очень часто нам доброжелательно махали руками, провожая в путь. Но иногда подойдет солдатик узкоглазый с наглой мордой, встанет перед автобусом, харкнет демонстративно на землю, войдет в автобус и оглядит нас всех. А мы его даже и послать никуда не можем. 
В общем, всяко бывает. 

Так вот. Блок пост на развилке солидный. Я в прошлый раз не помню точно, как было. Мне тогда поплохело опять и я не фокусировался. 

Да и сам Дарчен тоже изменился: широкая улица, много ресторанов, включая русский, мобильные телефоны работают. 
Мы остановились в сарае рядом с прошлым местом. В комнатах по четыре спальных места. Туалет – бетонная будка – хороший, просторный. 

Сели поесть в приличном ресторане. Надо сказать, что еда у нас была в основном стандартная: либо рис, либо лапша. Были деликатесы: например, на остановке в Парьянге были копченные свиные уши. Или попросишь супчик, а тебе приносят корыто с вареной травой, и всем хватает.


Дарчен был переполнен. Уже здесь стало понятно, что этот год не простой: народу приехало на кору очень много. Теперь самое время объясниться с годом силы, который как бы засчитывается за 12 или там за 13 раз. Это все, конечно, не так. 

Да, раз в 12 лет в год Лошади кора считается более продуктивной, я бы сказал, то есть, если ты совершаешь кору в этот год, то ты очищаешься больше. Но сказать, что тебе что-то засчитывается, нельзя. Здесь ты не выполняешь какие-нибудь KPI (Key Performance Indicators). 
Как и везде в природе, здесь никто не может измерить, насколько процентов ты стал чище. Просто известно, что этот год благоприятнее. 
Но и этого уже достаточно, чтобы на кору съезжалось в несколько раз больше паломников. 
А то, что кора этого года разрешит тебе пройти внутреннюю, это тоже ерунда. И, вообще, это ограничение касается только буддистов, а нам, неверующим, можно идти на внутреннюю кору хоть сейчас. Если у тебя есть разрешение от полиции… Но об этом попозже. 

Пока мы сидели в ресторане и ели рис и лапшу, мне дозвонились с работы. Вот уж действительно, обратная сторона цивилизации – нигде нет покоя. Вы скажете, выключай телефон – а вдруг что-то важное… Это тоже синдром. Одним из приятных нюансов прошлых лет было то, что связь не работала и с этим ничего нельзя было поделать. Ты отрывался от московской действительности полностью. А сейчас тебе вроде бы и не надо ничего, но по вайфай почту рабочую с айфона все-таки проверил… 
Единственное изменение в сознании лично у меня, чтобы я там ни прочитал, это уже не сильно волнует. Помните тот анекдот, когда женщина пришла к доктору за противозачаточным, потому что не могла заниматься сексом с мужем из-за боязни, что может забеременеть. Доктор напутал и дал ей сильное успокоительное. Когда через несколько лет они встретились, женщина его сильно благодарила. А на вопрос доктора, помогло ли ей средство, она ответила: «Да, помогло. У меня сейчас 8 детей, но мне это абсолютно по фигу». 

На следующий день мы выдвинулись на малюсеньком автобусике до Дарпоче – начало коры. Перегруженный автобусик скрипел, пыхтел и задевал днищем за кочки. 
Дарпоче я уже хорошо помнил, но сейчас не узнал. В чистом поле стоят палатки военных. Чтобы пройти на кору, надо проходить через подковы металлоискателей, класть рюкзаки на ленту аппарата просветки. Хорошо, что не обыскивали. На территории перед выходом на тропу китайские войска тренируются в военной подготовке: справа бежит взвод с автоматами, слева тренируются в рукопашном бое, сзади построение.. Я офигел. 
Я не стал доставать свой фотоаппарат, чтобы не привлекать внимание, но Дима сделал несколько снимков своим самсунгом. Если он любезно поделится, то я любезно вставлю его фото в рассказку. 
Слева от входа построено штук десять новехоньких домиков. Мы сначала подумали военные, но потом Пубу объяснил, что это индийцы построили жилье для паломников, отмечающих здесь праздники. 
И это все притом, что перед вами скала – место для небесного погребения (Sky Burial), рядом священная гора Кайлаш и обстановка не располагает к войне и насилию.


Забегая вперед, скажу, что по всей коре стоят палатки с надписью Military, и по всей коре проверяют документы. У Пубу забрали лицензию на входе, чтобы он отметился, когда вернется. 

Я специально спросил, есть ли другие входы на кору, можно ли с нее куда-то уйти. Выяснилось, что нет. С другой стороны Кайлаша поселений нет, и дойти до жилья очень долго и трудно, через высокие перевалы надо идти несколько дней. 
Зачем все эти атрибуты китайские, с точки зрения здравого смысла объяснить невозможно. 

Но все позади, и мы на тропе. Народу, действительно, много, но никто не толкается. В начале коры долина широкая и народ разбредается по руслу реки. Я иду и вспоминаю кадры, которые я сделал пять лет назад – ничего не изменилось. Пять лет – мельчайшая крупица времени. 
Хотя изменения есть. Я уже говорил про посты полиции, и между ними ездит джип. Не через перевал, конечно, но вдоль долины ездит. И как выяснилось через день, с другой стороны коры тоже ездит джип. 
Пубу сказал, что это ездят не только военные, но и боссы местного комьюнити. Джипы смотрятся странно, лучше не обращать на них внимания. 
На 80-метровую высоту скай бюриал я не полез, мне кажется, из-за толпы и суеты китайских военных вокруг. Но все остальные места, такие как отпечаток ноги или головы Миларепы, на этот раз от меня не скрылись.


Я брел в конце нашей группы, отстав довольно значительно, фотографируя горы и яков. А еще около одного из отпечатков я забрался повыше на склон и отснял 3Д панораму. Всего я опубликую три панорамы (одна, правда, уже болтается на сайте). 

Эта панорама стартовая, то есть кадров я сделал около 200, высота была около 4800м, я никуда не торопился, погода была приятная. 
Вы можете посмотреть эту панораму (впрочем, как и следующие), крутя изображение мышкой, приближая или удаляя объекты плюсом и минусом на клавиатуре. Вы можете смотреть в небо (но там ничего интересного, кроме птички (найдете ее?)), или разглядывать камушки под ногами. 
Сразу объясню, что панорама снимается обычном фотоаппаратом, но с необычной рамкой на штативе. Аккуратно делается много снимков, а потом они собираются двумя разными программами. Не знаю, как вам смотреть, а мне очень нравится собирать панораму после съемки. Вот, покрутите. Кстати, я отметил на панораме западное лицо, и вы можете кликнуть на него.

На привал напротив западного лица Кайлаша я добрел, когда все наши уже поели и собирались уходить. 
Но и после лапши я остался у этой стоянки в ожидании, когда западное лицо откроется полностью. Честно говоря, так и не дождался. 

Путь до ночевки напротив монастыря ДираПуг тоже прошел спокойно. Честно говоря, в голове осталось воспоминание о приятной прогулке. За весь день особых событий не произошло, разве что Дима выронил незаметно для себя свой фотик, но шедшие сзади тибетцы его нашли, Диму догнали и фотик отдали.


Мы заселились в современные сарайчики с комнатами на 4-5 человек – не сравнить с гестхаусами в прошлом. У нас был выбор, как потратить время – сходить в монастырь или пойти к северному лицу. В результате я с девчонками, потащив свои штативы, пошел в сторону северного лица. 
Вечерело, все время собирался накрапывать дождь. 
Я тихонечко пыхтел вдоль ручья вверх, следя за солнцем. Очень интересный эффект – тебе кажется, что стена очень близко, еще немного за следующий гребень и ты увидишь ее всю до подножья. Но здравый смысл подсказывает, что этого не может быть, потому что ручей течет вниз и, значит, наверху будет еще один порог. 

Я уже подумывал повернуть назад, но девчонки убежали вверх. Я пытался орать, но они не слышали из-за ручья. Махать руками и ногами бессмысленно – они не оглядывались. В общем, пришлось плестись за ними, пока мои махания не совпали с их оглядыванием. Дурацкая ситуация.
Стену мы так и не увидели, сфотографировали большой камень с мантрой и пошли вниз.


Несмотря на то, что сами домики стали современными, шалман, в котором мы ужинали и завтракали, был самым вонючим в этом путешествии. Темно, воняло какой-то блевотиной. И, несмотря на усилия Пубу, еда была так себе. 
Ночью небо было затянуто. Мы встали еще затемно. Северное лицо было по-прежнему прикрыто облаками.
Но когда пошли по тропе, то стало проглядывать солнце.

На самом деле считается, что на тропе есть 3 перевала. Первый – нечеткий – перевал грехов. Кто грешен, проходит его с трудом. Второй перевал – кладбищенский, но на самом деле точнее сказать, перевал очищения. В этом месте люди оставляют что-то свое: одежду, зубы, волосы. Это для того, чтобы лучше очиститься и дальше жить долго и счастливо. 
Я честно постриг там ногти (на руках) и оставил их по совету Пубу Ла под камнем. А еще я поснимал немного там со штатива.

Чтобы быть честным, должен признаться, что кроме Пубу, мы взяли с собой еще смешную девчушку девятнадцати лет отроду по имени Ламо. Она несла некоторые пожитки, в том числе периодически мой телевик и панорамную рамку. Правда, Ламо все время убегала от меня и, как следствие, телевик не всегда находился у меня под рукой. Выговаривать ей было бессмысленно - молодой веселый зверек. Но к концу коры она тоже подустала...
Какой снимок вам нравится больше?
  

Вот мы идем по тропе и я снимаю трех поющих бабушек (6 Мегабайт).

Дальше были еще камни, между которыми надо было пролезть. А если ты не пролезаешь, то значит грехи не пускают. Жене там, например, изменял, или еще что. На мой взгляд, ты не пролезаешь, потому что ты просто толстый. Я, кстати, не полез. Еще есть дырка в камне, которая позволяет тебе реализовывать твои сильные желания. Как я понял, надо залезть в эту нору и загадать желание. 
Представляете, 5 лет назад я вообще ничего этого не видел. 
На подходе к перевалу Долма Ла обстановка просто праздничная. Народу много, все приветливые, пыхтят и улыбаются друг другу. В стороне парни натягивают очередные флажки лунгта. Так уже и так ступить некуда, а они все тянут и тянут. Я приложился еще к одному следу Миларепы, из которого все по очереди умываются.


На самом перевале несколько человек разожгли какую-то можжевеловую пирамидку. Вообще, очень много людей несут с собой дымящиеся благовония. Флажков справа и слева так много, что можно идти только по узкой тропе. Я хотел снять панораму перевала, но место выбрать смог только метров на пятьдесят ниже среди всякого мусора: банок, бутылок, пачек от таблеток, обуви и старых флажков. Пока снимал панораму (около 200 кадров) пошел град. Он, кстати, виден на сумке от панорамной головки. 

Я отвлекся и забыл сфотографировать камень под ногами, поэтому вместо надира вы видите размытую штативную головку. 
Но зато, я думаю, что это первая и единственная панорама перевала ДолмаЛа и горжусь этим.

Далее по тропе мимо озер вы идете небольшой участок по снегу и после этого резкий спуск вниз. Кстати, не такой резкий, как мне казалось по прошлому разу. Внизу под обрывом привал. Отлично пошла китайская лапша в больших картонных мисках. Интересно было, как Пубу сортировал вложенные внутрь пакетики: «этот ты можешь размешать в кипятке, а этот не советую, ну, может, немного добавить». 

Путь до монастыря Зутул Пук оказался короче и проще. Все дело в том, что раньше мы шли по долине, перепрыгивая через ручейки. А сейчас проложена чуть повыше грунтовая дорога, по которой идти легко. 
Но народ все равно не утруждает себя маскировкой для справления нужды: отвернулись от тропинки и все. Но когда уже какая-то баба присела практически на тропинке, сверкнув голой жопой, я возмутился (внутренне).


Постоялый двор у Зутул Пука тоже разросся. (Названия, как я и говорил, могут писаться по разному: Zuthrul Phug, например). Кстати, сказать, за нами через пару дней шла небольшая группа (мы встретили их на дороге), так вот им негде было ночевать и пришлось в ночи идти до Дарчена. Думаю, это не очень большое удовольствие идти за полночь по тропе, тем более, когда рассчитывал на скорый ночлег. Вот сколько народу на коре. 

Утром посетили монастырь, встретили зайца (кстати, мармотов было очень мало). 
Я тайком снимал песню монаха (5.6 Мегабайт). Какие то огнетушители, пожитки всякие...
Сделали только небольшую остановку на лужку где танцевали когда-то кто-то (надо уточнить в Гималайском клубе, кто там танцевал). Кто-то из нас пособирал кристаллы горного хрусталя, а я пофотографировал немного со штатива. Потом еще недолго (часа 2) добирались до места посадки в машину. 
Вот и коре конец.