Перед самым отъездом я обнаружил, что наш любимый Гималайский клуб поместил ссылки на мои рассказки на своей первой странице www.himalaya.ru. Я задумался.

Конечно, мне это лестно, но изначально я задумывал свои истории для друзей и знакомых, чтобы несколько раз не пересказывать и показать фотки ненавязчиво (кто-то смотреть не будет, кто-то посмотрит только иконки, а кто-то прокликает полноразмерные фотографии), кому что нравится.
Теперь получилось, что ко мне заходят и незнакомые люди. А тут еще просто-таки реклама клуба. Я готов всей душой рекламировать клуб, но не уверен, что мои правдивые истории всегда делают это правильно.
Потом я решил, что слишком много ограничений нельзя брать в расчет. Тогда лучше вообще ничего не писать. Поэтому пишу как есть: откровенно и про себя любимого. А дальше каждый выберет, что ему читать. Кстати, если кто зашел ко мне через www.himalaya.ru и при этом не очень дружит с браузерами, то знайте, что по ссылке kouz2005.narod.ru (теперь alexanderkuznetsoff.ru) галерей больше, поскольку там есть и другие рассказки.

Вот. Теперь про Кайлаш. Половина встреченных говорила «Кайлаш», другая – «Кайлас». Я остановлюсь на «Кайлаш».
Говорят, что любая гора может принять человека или не принять его. И тогда человек либо залазит на гору (обходит ее) или не залазит по разным причинам: состояние здоровья, погодные условия или любые другие какие обстоятельства.
А бывает и по-другому. Когда гора к тебе благосклонна, она говорит тебе: «Дорогой, ты хочешь? Нет проблем. Я помогу тебе. Я тебя подготовлю…». И начинает тебя готовить.
Тебя колбасит и плющит до нужного момента. Теперь история с моим организмом при восхождении на Килиманджаро не кажется мне случайностью, а является скорее частью статистики.
Наши походы с Гималайским клубом в Непал и Ладакх не имели особой цели, поэтому все прошло гладко. В то время, как походы к конечной цели (вершина Кили, кора вокруг Кайлаша) каждый раз отражаются на моем здоровье. И я прихожу в себя как раз перед решающим этапом.
Так и в этом походе меня колбасило так, что мне пришлось проехать на муле, друзья обсуждали в какую сторону лучше везти мой трупик, меня лечил буддийский монах в отдаленном монастыре. Но хорошо я себя почувствовал на утро первого дня коры. Ни головной боли, ни отдышки, ни головокружений. Не было ничего. И я довольно легко прошел кору с ночевкой на 5 100 и с перевалом 5 600 метров. Только сил было маловато (не жрал ничего несколько дней).

Ну да ладно, расскажу по порядку.
Итак.
Поход к священной горе Кайлаш задумывался давно. Группа энтузиастов (я и Оля) стали обсуждать такую возможность чуть ли не после Ладакха. Виталик долго сомневался и думал. Факторов «против» было много. Маленькая группа – это дорого. Большой не набиралось. Граница между Непалом и Китаем в местечке Хилса была закрыта, поэтому пеший трек по региону Хумла отпадал. Ехать 4 дня в одну сторону, а потом 4 дня обратно на джипах не прикалывало. Если добавить для развлекухи трек на Шиша Пангму, то даже в 3 недели вписаться не было возможности. Вообщем, вопросов было много.
А потом как-то все сложилось в начале июня: Хилсу открыли, нас набралось без Сереги 7 человек, мы вписались в 20 дней. Конечно, так и должно было случиться…
Вот мы и собрались: я, Оля, Виталик, Вовка Па, Андрей (с нами первый раз), мой брат и его Таня.
Я опять подготовился, купил новый прибамбас для камер, чтобы чистить матрицу в полевых условиях, набрал флэшек, батареек, готовясь к новым кадрам.
Как там звучить поговорка? Чтобы рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах?
Во-во.
На все что, я снимал, хватило одного аккумулятора и пары флэшек. Для меня это получился сугубо внутренний трек. Трек внутри себя. Даже GPS не получилось использовать. Это у меня предыдущие треки были экстравертными – смотрите, что я наснимал. А здесь самому бы доползти.
Но вы не волнуйтесь. Фотографии я собрал со всей группы и трек мне брат прислал. Так что, что-нибудь покажу. Ну а соблюдение копирайта – дело святое.
Мы прилетели знакомым рейсом в Катманду. У нас была пара суток, чтобы получить китайскую групповую визу и разрешение в Тибет. Гостиница Самсара, Тамель и все остальное воспринималось уже как привычное. Вечером мы сходили в ресторан с песнями-плясками, а следующие полтора дня ездили по Катманду в сопровождении гида Сэра Эндрю. Его звали не так, но похоже. А нам так было проще и красивее: Сэр Эндрю.
Он нас приятно удивил. Когда мы по настоянию Вовы приехали в Нагаркот (первая ночевка в рассказке про Непал) (как в том анекдоте, проще было отдаться, чем спорить про Нагаркот), то забрались на крышу. Сэр Эндрю, видя как Вова отжимается кверху ногами, быстренько разулся, отложил зонтик и показал нам мастер класс по йоге. Оказалось, что у него 28 лет стажа, он прекрасно выглядит для своих 62 лет, и помимо асан, он продемонстрировал техники дыхания и глотания языка. Очень интересно.
Потом была поездка галопом по святым местам: Пашупати, Буданат ступа в тибетском районе, Дурбар площадь в Катманду. На следующий день Дурбар площадь в Патане с закупкой поющих чаш в местной лавочке. Кстати сказать, интересная вещь. Чаша должна быть вылита из семи металлов (каждый что-то олицетворяет) и выкована обязательно вручную. Чаши машинного производства есть повсюду, но у них только звук. А у ручных – не звук, а вибрация. Действительно, очень интересный эффект. 
Завершали экскурсию к ступе Сваямбунат, которую я пропустил в прошлый раз. Здесь я настоял на каком-то времени, чтобы спокойно погулять и осмотреться, вместо гонки за лидером.
Как выяснилось потом, народ собрался перед автобусом минут за 15 до назначенного срока и чтобы ускорить мой приход, посылал мне образы бутылочки холодного пива. Это, чтобы я пришел побыстрее и все поехали обедать. И вы знаете? Подействовало!
Я действительно в это время резко захотел холодного пива, но поступил несколько иначе. Я сел в местный ресторанчик и, заказав этого пива, спокойно выпил. Время-то еще было…

Вот все снимки, которые я решил вывесить про Катманду. Причем, здесь снимки, сделанные и после прилета.
Теперь о копирайте. Смотрите на букву в описании:
(А) – Андрей;
(ОВ) - Виталик & Оля;
(Т) – Таня;
(В) – Вова Па;
(Б) –брат.

После обеда мы двинули в аэропорт на самолетик в Непалганж. Нет, это еще был самолет – Jet-41 . Самолетик был уже потом, в Симикот - Twin Otter.
"Мой самолетик помер, навсегда помер, он умирал долго от пароходика в море...".
Просветительское отступление. Я узнал, что после кубинской рассказки, народ проверил, что за песни поет А. Паперный. А это строка из Вени Д'ркина, к сожалению, ныне покойного. 

Сразу хочу сказать (это важно!). Маршрут для коры вокруг горы Кайлаш идеальный.
Красивое ущелье реки Карнали, хороший адаптационный трек с плавным набором высоты, достаточное количество времени. Только регион Хумла вызвал у меня невеселые мысли. Я сначала думал, что это связано только со мной, но народ подтвердил, что впечатление то же. Один из самых нищих регионов, улыбаются мало. Красивых лиц почти нет. Дети очень грязные и все побираются. Но в каждом лагере есть пиво, которое лежит для охлаждения в тазике с водой.

Непалганж – не то место, которое очень хочется посетить еще раз. Расположен в 15 километрах от границы с Индией и это чувствуется. Городок хоть и большой, представляет собой одну дорогу посреди плоской болотистой местности. Вдоль дороги стоят постройки, а по дороге двигается народ в обоих направлениях на грузовиках, на мотоциклах, в повозках и пешком. Везде воняет. Наш отель считался неплохим. У него был маленький бассейн и номера с вентилятором и кондиционером.
Ужинали в отеле. Я пришел первым, но уже почти есть не мог. Заказал бутылку кукурирому. Ко мне два раза подходили и переспрашивали официанты, сомневаясь, видимо, в своем английском. Когда пришел уже управляющий и спросил: «Вам точно целую бутылку рома?». Я не выдержал: «Братцы, нас восемь человек!!». Все равно не хватило в результате.
За столом как обычно велась беседа не о чем. Когда перешли на животных, договорились до того, что уссурийский тигр может забраться по дереву, вытащить из дупла белого медведя, убить и съесть на земле. Так, сказал я, допи… говорились. Белый медведь не живет в дупле. Потом эту хохму вспоминали весь трип.
Ночь была душная и жаркая, но в 6 утра мы были в аэропорту (если можно так назвать) и после 3 часов ожидания таки улетели на самолетике в Симикот. 
Вот немного Непалганжа.

Полет прошел нормально. Наш багаж был свален у кабины в салоне, шерпы портили воздух, но за окном было красиво. После красивого разворота у склона горы мы приземлились на взлетно-посадочную полосу, которая представляла собой кусок грунтовой дороги.
В Симикоте мы пробыли до часа-двух пополудни. Набирали караван из мулов и лошадей, видимо, показывали свои разрешения на пребывания в Хумле, заряжали телефон, пили чай.
На перевале Симикот Ла на высоте 3 300 я сделал свои последние на несколько следующих дней кадры Симикота… Я перекинул свою технику за спину. Мы шли долго. Дава-бай неисправим – он всегда укорачивает путь и время, которое на него затрачивается.
Уже на закате я присел у последнего, вроде бы, перед лагерем поворота за скалу. Сил уже не было. Вверх метров на 30 поднималась каменная лестница . Я, будучи уже в пограничном сознании, нашел ложбину в камне, к которому прислонился, поудобнее и попробовал технику созерцания по дону Хуану. Ну это-то объяснять не надо. У нас в стране это любой школьник знает. Он, может, не знает, от чего Пушкин умер, а как созерцать по дону Хуану точно знает. Через секунду я распахнул глаза и рот. Метров с пяти напротив на меня смотрело лицо из камня. Лицо хорошо врезалось в память: метра два в диаметре, округлое, серое, с черными раскосыми глазами. Смотрело недобро. Я сморгнул несколько раз и через несколько секунд, схватив рюкзак, рванул наверх насколько хватило остатка сил.
В лагерь добрел уже в темноте (Всегда-всегде носите с собой фонарик, как говорила девушка Уля из соседней американской группы. Никто не знает, где вас застанет ночь. Последняя фраза всех, кстати, касается.). Залез в палатку. Сил есть и говорить уже не было. Слава богу, мимо проходил Виталик и я попросил его помочь мне. Я не мог раздеться, поскольку при каждом движении мне сильно и больно сводило судорогой ноги. Виталик размял меня и я попытался поспать. Здесь тоже возникли сложности. Два часа, закрывая глаза, я видел бегущие картинки. Цветные, осмысленные только в тот момент, когда я их видел. Грамотные люди объяснили потом, что меня захватила бесконечность. Я не понимал, откуда они берутся. Они никак не были связаны с моим предыдущим жизненным опытом, и мне казалось, что я уже тронулся умом. Помогло интуитивное решение перелечь головой в другую сторону. Я тут же уснул со своими обычными цветными бытовыми снами.
Утром, проснувшись рано, я сразу хотел сбегать посмотреть на лицо, но понял, что сил нет вообще. В результате Виталик, сделав свои упражнения, разминал меня на мате на улице, а брат подносил к носу мои вещи из палатки, чтобы я сказал, что куда паковать.
Группа вышла как обычно около полдесятого. 
Я отдал все. Сначала камеры в большой сумке, потом маленький рюкзачок, оставив флягу. Потом и флягу. В руках держал только альпеншток, опираясь на него и засыпая при каждой остановке.
Через полпути я упал у красивейшего водопада, где все фотографировались (кроме меня). Сначала я привалился спиною к камню, но понял, что это тяжело. Потом просто растянулся на земле и вырубился. Сквозь сон я слышал, как брат договаривается с Кармой (один из наших шерпов) о муле или лошади для меня. В результате Дава нашел караван, который должен пройти в нашем направлении и там мне должны дать мула. Только для этого надо подняться от водопада вверх метров на несколько, поскольку на муле опасно – можно в пропасть упасть. Блин. А что делать? Я вскарабкался. Вообще, замер высоты – отдельная тема. Стоишь внизу у крутой (красивой, ничего не скажешь) каменной лестнице и, кажется, что вверх метров 200 карабкаться. На самом деле метров 60-70, но это высота моего предыдущего дома на улице Академика Королева в 22 этажа. Подойдите к стене, посмотрите вверх.
В результате мне был выделен мул. Дава предупредил, что это не очень комфортно. Это не так, что тебя мягко несут вверх. А это вот как. Ты сидишь на жесткой деревянной конструкции для крепежа грузов, слегка прикрытой одеялом. Она впивается тебе в бедро. Стремян нет, и ты вынужден держать баланс всем телом, пытаясь обхватить мула ногами. Держишься ты за тонкий ремешок посередине, от которого в результате сводит и руки тоже. Хуже всего, когда тропа идет вниз, поскольку мул стремится галопом проскакать под углом 45-50 градусов и ему наплевать на тебя. Вообщем, чудеса эквилибристики и джигитовки на фоне полного отсутствия сил во всех членах. Мула, кстати, ведут двое.
Одно преимущество – скорость передвижения. До лагеря добрались быстро. Я выпил стакан соку, стакан пива и в раскоряку добрел до своей палатки.
Я не буду рассказывать, что я думал в пути. Только кратенько: что я здесь делаю, что со мной будет на 5 600, если мне так хреново на 2 600, почему я не лежу со своей девушкой у какого-нибудь теплого моря, которое омывает мне пятки, почему, наконец, я не лежу в одном из чистых горных ручьев, которые мы пересекали? Почему чистая холодная вода не смывает все внутри и снаружи меня? Вот оно – счастье. Ручьи, кстати, холодные, больше минуты не просидишь. (Если ты, конечно, не Вовка Па).
Ночь оказалась худшей. Я, как дурак, пытался поесть. Короче, половина ночи бессонна. В темноте сел голой задницей на какие-то колючки. На ней сразу вздулись здоровые волдыри, которые тут же болезненно лопнули. И вот лежал я в своей палатке больной, дрожащий, с раненой задницей, которой завтра надо ехать на обещанной Давой лошади. Много думал…
Потом выяснилось, что в эту ночь не только мне было плохо. Часть нашей команды покусали ячьи блохи, причем серьезно. Правда, пострадавшие утверждают, что это были москиты, но, на мой взгляд, ячьи блохи прикольнее.
На следующий день мы тронулись как обычно утром. Я - на мерине по имени Тыптэн (у нас конечно он был ТопТен). Это вам не мул. Мне сделали стремена из какой-то веревки и держаться было проще и Топтен вез меня аккуратно и бережно. По-моему, я был самым популярным фотографическим персонажем в тот день. Я понял одно – ты должен 100% доверять животному под тобой. Когда коняга, спотыкаясь, бредет по узкой тропе над пропастью метров 100-150, а справа скала нависает над тобой, тебе остается только расслабиться и выкинуть из головы красочные картины совместного падения вниз, при котором никто не выживет – 100%.
После очередного перевала я шел вниз пешком, конечно. Вниз идти только пешим. Внизу купание в ручье, опять глубокий сон на земле среди мульского и дзопкского дерьма, из которого (из сна) тебя выхватывают лозунгом «Пора идти». Кстати, дзопке – это помесь коровы и яка – очень симпатичное небольшое лохматое животное.
К вечеру мы добрались до монастыря Ялбанг (Yalbang). Я опять залег в палатку и тут-то меня взбесили нервные разговоры нашей группы, которые я прекрасно слышал через тонкие стенки. Вместо того, чтобы сходить к ламе в гости, все начали обсуждать меня. Конечно, на обсуждении того, в какую сторону лучше везти мой трупик, я начал громко ругаться матом. Но все же ребята, заботясь обо мне, нашли местного учителя, а тот привел местного врача – буддистского монаха из монастыря.
Врачом оказался парень лет 30-35 по имени Джамьян. Очень симпатичный, стриженный, в очечках, очень спокойный. Он все делал медленно и спокойно, даже ел потом в нашей столовой палатке.
Он долго щупал мне пульс на обеих руках. Потом попросил бальзам и чашку горячей воды. Он погрел руки на воде, потом долго делал мне массаж против часовой стрелки и в конце я выпил воду, чтобы согреется и изнутри. После этого он принес мне аутентичного супа цампа (ячменного) с монастырской кухни, который я с удовольствием съел. Он объяснил, что 10 лет учился в Катманду, а потом им на выбор дали список отдаленных мест, где нет доктора. Джамъян выбрал этот монастырь и приехал в него 2 месяца назад (мне повезло, как обычно). Он там один лекарь на всю округу. Как я понял, лечит массажем и техникой Рэйки. Кому интересно - почитайте в википедии.
На утро мне стало полегче, но Джамъян пришел опять и принес опять горячего супа для меня. Я попросил еще хоть что-нибудь свежее, и он принес мне листья кресс-салата. Они, правда, были в земле, но я и коллеги с удовольствием все съели.
Этот день я шел почти весь путь сам. Ко мне прибился Серега и мы неспеша болтали всю дорогу. Конец пути я все же проехал на Топтене. Мы остановились в местечке Тумкот. Там все было нормально, только все время орали какие-то мужики. На вопрос «чего это они там? Дерутся или жратву делят?» нам объяснили, что они чистят дорогу и бросают вниз камни. А орут, чтобы никого внизу не прибило.
Вообще дорогу строят все время: расширяют, укрепляют, чистят. И все местными силами. Я думаю, что это некое решение вопроса занятости.
После ночевки, мы временно простились с любимой рекой Карнали и пошли медленно и верно вверх по одному из притоков. В результате вечером мы оказались на высоте 4 тысяч метров, в мокром и грязном облаке. Видимость минимальная, всю ночь шел дождь, но в целом ночлег вполне нормальный.
На следующий день нам предстояло перейти перевал Нара Ла 4 600 метров, за которым Тибет. И мы прошли…
Подъем был довольно крут (можно было идти серпантином, но это долго и нудно). Шли в тумане, видимость метров 20-30. Но перевал появился как-то быстро. На перевале был сильный ветер, так, что даже фотографироваться не хотелось. Зато чуть ниже открывался вид на освещенный солнцем Тибет. Дорога уходила полого вниз и было довольно красиво. Вдали виднелась китайская территория.
Мы не спеша спустились в Хилсу.
Стоянка была хреновая. На сухом пустыре практически в центре деревни. Сортир наш временный снесло. Речка холодная, да и вообще холодно.
Нас развлек праздник пуджа (я не уверен, что термин правильный, но все так говорили), который проходил в Хилсе. Выглядело это так: небольшой двор, затянутый сверху пластиком от дождя. С одной стороны сидит уже довольно пьяный Римпоче по имени Шива. Очень интересный персонаж: маленький, толстый, лицо и уши необычной формы, глаза на выкате и очень красные, такое впечатление, что сейчас лопнут. Римпоче сносно говорил по-английски. Он сразу увидел Серегу и позвал к себе, ну и меня тоже за компанию Я толком пить все равно не мог.
Он долго говорил, как он богат, как он любит русских и не любит американцев. В перерывах к нему подходили люди, на которых он надевал каты и благословил их прикосновением. Запомнился один старик, тоже сильно пьяный, который плакал. Почему он плачет, спросили мы. Потому что у него мало знания – ответил нам римпоче.
Напротив приплясывали и пели местные жители, тоже довольно пьяные. Другие сидели по лавкам. Вообщем, праздник удался. Мы были приглашены на ужин, но, честно говоря, не пошли.

Вот, что я набрал про Хумлу.

На следующее утро мы встали рано и сели ждать наши джипы. Джипы подъехали к девяти утра. Надо понимать, что мы сидели на одном берегу Карнали, а Китай, вернее Тибет, был на другом. Мы попрощались с непальскими проводниками и поваром Пасангом, родственником Давы. Классный повар, кстати, хоть я и не ел ничего.
С нами шел мальчишка лет 10-12, сын одного из проводников. В самом конце мы дали ему денег на кроссовки. При этом он начал сильно торговаться и приставать, чем нас напряг. Несмотря на юный возраст, он не улыбался вообще и лицо было недоброе, как у волчонка. Но перед самым нашим отъездом он вернулся вместе с отцом и они показали нам новые ботинки, которые они купили ему. Надо все-таки верить в людей.
Как только подъехали наши джипы, мы двинули через висячий мост. Пограничники проверили наш багаж. Надо заметить, что максимальное внимание было уделено печатной продукции. Видимо, они искали листовки или портреты Далай Ламы, но мы были чисты.
После этого 2 молоденьких китайских офицера сказали нам: Велком то Чайна, и мы поехали в городок Пуранг (старое название Таклакот) на нормальный пограничный пост. Меня больше всего удивило, что офицеры долго не могли найти его в этой деревушке с одной улицей.
В конце концов мы померили температуру градусниками, просветили вещи и запупычились в китайский ресторан чтобы есть и ждать визу с разрешениями.
Надо сказать, что еда была неплохая, а визу мы ждали долго. По-моему часов 6. Уже и поели мороженного и попили пива, и погуляли по городку (в основном до сортира и обратно). Наконец все получено, и мы двинулись на трех джипах к горе Кайлаш в поселок Дарчен.

Про Таклакот только 3 фото.

Дорога была с отличным асфальтом. Ярко запомнился один момент, когда вывернув из-за очередного поворота, мы увидели озеро Ракшас Тал (Rakshas Tal), а вдали Кайлаш! Все высыпали из джипов. Кто полез купаться голым в эту мертвую воду (кто-кто, известно кто). Кто-то просто приторчал. Я пытался фотографировать. Там было и правда красиво.
Потом мы свернули уже непосредственно к озеру Манасаровар, которое лежит справа от дороги. Те же персонажу полезли и в эту воду. По дороге они провалились в грязь по самое «небалуйсь», но охота пуще неволи. Эту фотографию я не опубликую, но вы можете себе представить: два голых мужика в грязевых чулках практически ползут на закате к синей воде.
Короче, на закате мы подъехали к очередному шлагбауму на границе священной области Кайлаша и, пройдя все формальности, остановились в приличном гестхаусе. Хорошо поужинали овощами и легли спать. За ужином нам очень понравились помидоры, но потом выяснилось, что у поваров принято посыпать помидоры сахаром. Разоблачив их, впоследствии мы строго запретили: но шуга он томатос.
У меня ночь выдалась полубессоная, но, как я и писал в начале, я проснулся утром спокойный и чистый, без минимальных признаков недомогания, несмотря на 4 700м. Язык розовый и чистый, как у ребенка.
Вообщем, к коре готов!

Кору мы совершили довольно коряво. Сначала от гестхауса мы проехали на джипах километров 5, чтобы сэкономить силы. И на третий день последние из нас тоже проехали 4 километра до гестхауса. Только один Вовка Па все сделал как надо. Все пешком от начала до конца. Силы-то некуда девать…
На джипах мы доехали до реального места Дарчен, как нам объяснил гид, где каждый год проводятся большие празднования. После небольшого привала мы доехали до наших яков. И стали собираться в дорогу.
Первый день пути был очень пологий. Мы медленно шли по широкой долине между холмами. Расстояния очень большие и простор немереный: ты видишь точку, в которую дойдешь часа через 2. Два раза останавливались надолго: один раз у западной стены, второй раз пили чай в специальном палаточном гестхаусе.
Надо сказать, что становится понятным , почему гора выбрана центром четырех религий. Кайлаш действительно необычен своей формой и цветом. Он явно выделяется среди всего окружения.
Мимо нас шли толпы верующих. В основном тибетцы, как объяснил гид, с восточной части Тибета их везут автобусами. Иностранных групп, кроме нашей, было 2. Четыре корейца и группа индусов, которая вообще ехала на лошадях.
Меня удивило число сторонников религии Бон, которые обходят Кайлаш против часовой стрелки. Просто толпы шли навстречу.
Что меня расстроило, так это мусор повсюду. Несмотря на пару-тройку мусорных баков с надписью «Сохраним Кайлаш чистым», все вокруг завалено упаковками из под китайской дряни: редбулл, кола, сникерсы какие-то, энергетические батончики. И все швыряется под ногу и лежит в ручьях. Обуви стоптанной много. Я считаю необходимо послать отряд таджиков с целлофановыми пакетами, чтобы они все собрали. А то кора для очищения, а вокруг такая грязь.
Долго ли, коротко ли мы добрели под вечер до лагеря. Группа растянулась часа на 3, наверное. Когда я оказался в лагере, уже темнело, пошел дождь, и северная сторона, которая самая красивая, была закрыта облаками. 
Лагерь по нашим приборам оказался на высоте 5 100м. Народ приходил в себя: ел, пил таблетки разные. Все шло нормально. Мы поужинали в караван-сарае, запрещая остальному народу курить, и пошли спать. 
Ближе к полуночи стало очень красиво. Все вокруг заливал неестественный серый свет луны. Кайлаш маячил в темноте. На небе полно звезд и редкие облака. Я пытался фотографировать с большим ISO, но, похоже, не получилось.
На следующий день все выдвинулись утром как обычно. Народ опять растянулся. У нашей последней группы переход занял 10 часов, а наши чемпионы дошли, по-моему, часов за 7-8. Вовка Па, по его словам, вообще прыгал со скалы на скалу, чтобы хоть как-то утяжелить маршрут.
Мы начали с утра постоянный подъем до перевала Дролма Ла (он же Дормла, он же Долма итд) 5 600м. Конечно, мы шли медленно, часто отдыхали, но, на мой взгляд, перевал дался легко. С Кили не сравнить.
Да и сам перевал со стороны часовой стрелки невыразительный, почти плоский. Мы шли к нему 4 часа, вместо трех. Но три, это для местных. Тибетцы прыгают вокруг, поют песни, кадрятся в пути. Один дядечка нам помогал. Он спрашивал самочувствие, объяснял, как надо идти, показывал, как прикасаться к святым местам. Люди в общем и целом приветливые, хотя мы для них - экзотика.
На китайской стороне работала сотовая связь. Я, правда, не стал писать-звонить перед корой никому. Какой смысл? Все равно не доехать, не дойти никуда невозможно.
Ну так вот, а посему у местного населения, довольно дикого, есть сотовые телефоны. И они нас ими все время фотографировали. Я на бензоколонке позировал такому персонажу, которого самого надо фотографировать во всех ракурсах.
Спуск вниз, конечно, как говорила наша молодежь, по любасу легче. Единственно, тропа узкая, а на встречу народ идет и идет. Одно место крутое. Надо спускаться вниз метров 80 очень аккуратно. Этим спуском, по-моему, и отличается сложность маршрута бонов. Все-таки высота около 5 200 и карабкаться вверх было бы трудно. Внизу под горой – чайный привал, а потом долгий-долгий путь по долине вдоль русла реки. Высота не падает: 4 800 – 4 900 всю дорогу. Но идешь спокойно, думаешь о своем, торопиться некуда. Восточная часть Кайлаша видна совсем чуть-чуть в одном месте.
Перед закатом нас повеселили сурки. Мы по старой памяти называли их мармотами. Они высыпали на поляны в лучах заходящего солнца десятками. Самые крупные размером с очень крупную кошку, все жирные, аж блестят. Крупные самцы очень пронзительно орут. Мы думали, что это птица, а потом увидели животное. Он стоит на задних лапах и когда начинает орать, прижимает передние лапки к груди и трясет ими. Наглые животные. Видно, что их тут никто не жрет.
Лагерь долго не был виден. Сначала мы увидели наших яков на другом берегу реки, потом почувствовали вонючий запах дыма, а только потом увидели лагерь. Дым вонючий, потому что местные топят печки навозом, который собирают вокруг.
Третий день пути вылился всего в 2 часа ходьбы по той же долине. Основная группа, как я говорил, пошла пешком до лагеря, а мы замыкающие загрузились в джипы вместе с багажом, который сняли с яков. Расплатились с погонщиками и доехали до гестхауса, в котором ночевали 2 ночи назад.
Там мы встретили двух теток – паломниц из Якутии. Они тоже ночевали на 5 100, а потом решили лучше вернутся. Этих двух подбросила какая-то русская девушка Юля на джипе, которая уехала на Эверест.
Тетушки узнали Серегу, но странным образом. Они сказали, что узнали его по голосу из фильма про закрытое королевство Мустанг. А мне они подарили фотографию Будды в небесах, которую они сделали у себя в Якутии. На обратной стороне то ли стих, то ли молитва, хоть и кириллицей, но на якутском. Вот он.

Когда все собрались, мы поехали к Манасаровару на ночлег к монастырю Чу Гомпа. Первым делом все поехали мыться в горячие источники. Это кайф! Из трубы в деревянную кадку наливается вода градусов 40-43, и ты в нее погружаешься…
Кожа стала сходить сразу. Это действительно здорово после всех ручьев и струек из шлангов. Только душно немного из-за оранжерейного эффекта. 
Мы слегка постирались и несколько раз помылись.

Вот и про Кору.

Под вечер к нам в гестхаус заехало человек 40 индусов, которые совершали обход озера, но нам они в целом не мешали. Вечером в столовой человек 10 местных пели мантры: довольно долго и довольно красиво.
На утро следующего дня несколько наших забрались на холм к ступе на рассвете. Оттуда видно было все: и оба озера, и Кайлаш, и жена его Гурла Мандата (Gurla Mandhata). Красивое место, и очень правильное.
Потом мы забрались в 3 наших джипа и поехали. Здесь то как раз и началось это «Поехали…». Надо выговаривать с выдыханием и ударением на букве «е» и несколько раз подряд, вытягивая шею. Так быстрее всего можно меня им достать. Когда все брели, то никто ни от кого не зависел, а тут почему-то люди решили, что обязательно всем держаться вместе.
Тибет не располагает к спешке. И в результате все все равно приедут одновременно. Но до самого Катманду мои сотоварищи хотели, по-моему, участвовать в гонках.
Первые пару дней мы ехали часов по 6-7. Третий день – отдельная история.
Первый раз мы остановились в деревня Паръянг. Убогое и грязное поселение с большой помойкой, в которой роются собаки. В магазинах продавцы уже китайцы. Надо говорить «Нихау» вместо «Ташэ делей».
В единственном приличном гестхаусе мы встретили группу русских из Челябинска с одной девушкой из Симферополя. Главная среди них – крупная тетя – ехала на Кайлаш уже 3 раз. Мы как-то толком не пообщались, только молодежь зарулила к ним под вечер, но детали прошли мимо меня.
Я уже начал поиск почты для своей традиционной открытки в Новосибирск, но в этом месте почта представляла собой палатку, в которой никого не было.

Вообще эти 2 дня были очень похожи. Тибет, безусловно, красив, хотя кто-то скажет, что пейзаж однообразен. Дорога – просто колея в поле. Китайцы строят дорогу, но им еще долго этим заниматься. Вы проезжаете несколько перевалов: самый высокий Mayum La (5 280м), вдали виден гималайский хребет. Я даже послушал в дороге музычку, когда устал от китайской попсы, которую крутил наш водитель. Я с удивление понял, что лучше всего к окружающему миру подходит классика.
Я подумал, что, может быть, вернусь сюда на своем Дефендере. Чтобы никто не дергал, чтобы я за рулем. Заехал, куда хочешь, поставил треногу и фотографируй, сколько влезет. А не только на коротких стоянках, когда кому-то надо пописать.
Кстати, о водителях. Все они, как оказалось, ездили с ребятами на Эверест пару лет назад. Все были спокойными и симпатичными. Джипы вели не лихо, но уверенно, и с машиной управлялись хорошо. Даже чинили по мелочи в дороге.
Из живности вокруг только вороны и суслики. Суслики то ли играли с нами в тибетскую рулетку, то ли просто развлекались. Выглядело это так: суслик-самоубийца величиной, как правило, с крупную мышь сидит у края дороги. Как только джип подъезжает достаточно близко, суслик со всех ног кидается под колеса, чтобы спрятаться в норку на противоположной стороне дороге. И, как правило, успевает. Явление это непонятное, но очень массовое.

Во второй день был один занятный случай. Мы остановились на блокпосту в очередной раз проверять документы (Тибет все-таки). Нас окружила толпа детей разного возраста, которые настойчиво просили у нас денег. Серега сказал, что несколько лет назад такого не было.
Мы отделались конфетами. Наши тибетцы решили, что лучшее место для ланча – метров 200 от поста. Когда мы развернули одеяла и начали есть, все детишки естественно потянулись к нам. Водители стали угрожать им камнями и основная группа остановилась метрах в 50. Но некоторые пробрались за дорожной насыпью и вылезли с другой стороны. Мы заметили в руках у них пращи, которыми вполне можно засветить в нас камнем.
Все кончилось спокойно. Несмотря на угрозы, стычки не произошло. Сначала Серега занимался с детьми физкультурой, а потом гид раздавал всем конфеты и остатки еды.
Вообщем, в Тибете много побирушек и они все время хотят потрогать тебя руками, чтобы ты их заметил и не забывал.
Вторая ночевка в городке Сага. Это уже городок с почтой и банкоматом, но еще без обменников. Банкомат нашу карту не понимает. И ночевали уже в гостинице. Гостиница загажена, похоже, индусами, но гостиница. Можно построить пару графиков: кривая, обозначающая высоту над уровнем моря, ползет вниз, а кривая, обозначающая уровень сервиса, ползет, соответственно, вверх.
Ресторан был китайский с типичной переменой блюд. Только, на наш взгляд, еда была жирновата. Наверное, из-за высоты 4 500 людям нужно больше энергии.
Завтрак там же, но нас предупредили, что завтрак китайский. Это значит рисовый отвар только с арахисом, чай и омлет. Все безвкусное. Народ стал просить джем, например, на что нам вежливо объяснили: джема нет, это китайский завтрак в китайском ресторане.
На третий день мы сначала ехали по тому же рельефу, а потом, после последнего перевала Тонг Ла (Thong La), поехали по асфальту в красивом ущелье.
Тут уже мы почувствовали сезон муссонов. В какой-то момент мы оказались в облаке. Видно было совсем недалеко. Наши водители лихо рулили по горному серпантину, пока мы все не уперлись в кучу камней на дороге. В Европе дорогу бы закрыли на 3 дня, всех бы расселили по гостиницам и заставили ждать. А здесь всем все по фигу. Минут через 15 камни слегка раскидали, и все поехали прямо по краю пропасти, переваливаясь через эту кучу. Куда девать камни вообще не понятно. Вниз не сбросишь, там следующий виток дороги. Такое впечатление, что когда строили дорогу, о камнепаде вообще не думали. А вероятность получить в борт камнем со склона, да еще во время тумана и дождя очень далека от нуля. Но в нас не попало. 
Часов в семь все машины сгрудились около узкого перехода, который строители перекрыли на время. Мы стояли под дождем и терпеливо ждали. Только одна какая-то сумасшедшая англичанка ходила вокруг машин и объясняла, что дороги дальше нет и это наш последний день. Была послана.
Действительно, метров 50 были совсем плохи: какие-то вбитые под углом шесты, узкая грязная каменистая дорога по краю обрыва, по которой течет сверху вода. Машины одна за одной по свистку удачно преодолели этот кусок. И скоро мы в гостинице на границе с Непалом.
Ужин в ресторанчике, набитом иностранцами, начался с полуторачасового ожидания.
После ужина легкий треп и спать. Массажные салоны нас как-то не прельстили. Особенно, когда из ближайшего вышли два солдатика, потом довольно красивая высокая китаянка вышла помыть руки, сидя на корточках. Ей поливал какой-то паренек. Потом опять солдатик, застегивающий штаны. Вообщем, своя жизнь.
На следующий день мы попрощались с нашими тибетцами и двинули с багажом через границу. Граница – это мост через реку. Перед мостом павильон, в котором мы медленно шли в очереди. Веселили непальские тетки с огромными тюками за спиной. Они, невзирая на очередь и документы, пытались все время пролезть вперед. Но все время их ловила пожилая китаянка в форме и с плоским, очень белым и злобным лицом и отправляла их обратно.
Наш багаж просветили и обыскали. Вопросов с нашей группой не возникло и мы прошли через мост. Там нас уже ждал Дава.
Опять померили температуру, проверили паспорта и в автобус. Ну а автобус – это песня. На девять человек тридцатишестиместный автобус с водителем и помощником. Сначала непонятно было, зачем помощник.
Наш здоровенный автобус рулил по узкой горной дороге, объезжая встречный транспорт, постройки и зависая над пропастью. Нервные пересели на сторону скалы. Через какое-то время я, сидящий сзади, спросил, что это за постоянный противный свист? Оказалось, что это помощник стоит в открытой двери и свистит водителю, что все в порядке: в пропасть не падаем, в дома не врезаемся. Мы прозвали парня – парктроник. Там, конечно, были настоящие миллиметры. А навстречу еще такие же автобусы, но только люди сидят еще и на крыше. Буддисты…
Автобус тащился страшно медленно – 90 км за 6 часов. По дороге Вова хотел прыгнуть с моста (не от тоски, по дороге была тарзанка метров на 100). Но там была очередь на час или более, и наша группа торопыг решила не ждать.
К вечеру мы были в Як & Йети. Следующие 2 дня все релаксировали: ходили в баню на массаж, новенькие опять поехали на экскурсии, мы съездили к Даве в гости. И домой добрались без приключений, только рейс в Дохе задержали на 2 часа.

Вот весь Тибет. Эти снимки мне нравятся.

Перед тем, как приехать к Даве, мы заехали в монастырь Копан (см. первый отчет о Непале). Я сразу пошел на холм, разулся и сел. Было пасмурно и солнце уже садилось.
Через пару минут в облаках образовалась небольшая дырка, и лучи осветили вершину холма и меня, буквально на 3-4 минуты, прежде чем спрятаться совсем. Я закрыл глаза и замер.

Какие вам еще нужны знаки?

Всем спасибо,
Александр Кузнецов

Июль-август 2009.

P.S.
Как и обещал, брат любезно предоставил трек с GPS. Welcome to Google Earth.
Вот наш трек. Надеюсь, Google Earth у всех установлен?
А если не установлен, то вот вам ссылка на встроенную карту.

P.P.S.
Хотя ключевой историей была история про белого медведя в дупле, здесь можно привести узнанный мною основной закон органической химии: если смешать килограмм меда и килограмм дерьма, то получится два килограмма дерьма.
P.P.P.S.
Все мои знакомые жалуются, что меня мало на фото. А здесь, поскольку я собрал со многих снимки, получилась целая моя галерея.
Прошу любить и жаловать, хотя, конечно, себя на фото не люблю.

P.P.P.P.S.
Только первого января 2010 года я завершил загрузку дополнительной информации о последнем походе 12. Кайлаш вдогонку и самолетик (Пейзажи и песни).
Это не последний, конечно, был поход. Франкфурт со Штутгартом, опять Лондон, Лидс, устрицы в Кале, Амстердам...
Времени не хватает на все. Сейчас в Намибию улетаю... Вообщем, читайте, а в основном, смотрите...