После Кили. Короткое путешествие ЮАР-Зимбабве-Замбия-Ботсвана.

Ну вот, продолжаю свой рассказ. Несмотря на то, что мой ребенок, откорректировав текст и исправив ошибки, честно сказал мне: «Отец, ты пишешь как маленький ребенок, ты даже говоришь более красочно». Это меня не остановило. Как же я еще покажу вам свои фотографии? Я что, зря фотографировал!? 


Введение.
Итак. Мы опять в Найроби. Мы посидели немного с Сережей (он, естественно, тут же познакомился с двумя американками, которые ждали своего вылета уже несколько часов). Я урывками попрощался с нашей командой: кто-то уже прошел контроль, кто-то побежал купить билеты до Момбасы - одного из прибрежных курортов Кении. А я через два часа вылетел в Иоханнесбург.
Я спал всю дорогу.
Поговорив в Москве с умными людьми, поднимавшимися в свое время на Эльбрусы и Тяньшани, я понял, что вбежать на гору за 3 дня, а потом еще стремительно спуститься не есть хорошо. Это на самом деле удар по организму. Я это почувствовал. Несколько следующих дней я спал при каждой возможности и даже без нее.
Кстати сказать, компания «Южно-африканские авиалинии» мне понравилась. Самолеты Боинг-737 и Аэробус 319 небольшие, но вполне комфортабельные. Пилоты - все европейцы, а стюардессы - сборная солянка, по-моему, всех африканских племен, но при этом чистенькие и симпатичные. И я несколько раз провозил в ручной кладе большой нож, который просто забывал сдать в багаж. В Европе его давно бы нашли и отняли.
Я прилетал в Йоханессбург в час ночи, а улетал дальше в Кейптаун в 7:30. Гостиницу я не брал, а надеялся перекантоваться в VIP-lodge, где, говорят, можно помыться и отдохнуть.
Первое, что удивило в Йоханессбурге, это холод. Я сразу вспомнил, что в ЮАР зима и что тут недавно падал снег. Быстро утеплившись, я начал искать свой VIP-lodge. Фига. Все было закрыто, и никто ничего не знал. Наконец меня выловил охранник в пустом и темном аэропорту и спросил, есть ли у меня гостиница. Я бодро ответил, что нет, и он сказал строго: пойдем со мной. Куда, спросил я. В церковь - ответил он.
Я неверующий, по крайней мере не принадлежу ни к одному институту церкви, но пошел за ним. Охранник привел меня в комнату для молений, по-моему, христианскую, где показал мне на ряды кресел, где уже спали человек 8-10. Я тут же улегся тоже. Охранник, кстати, индус, сказал, чтобы я рюкзак-то прибрал. Я оставил его на входе в тележке.
И вот я, маленький рюкзак с камерой под голову, большой, пахнущий негритянским потом носильщиков, - под лавкой, лежу в темной комнате для молений и сплю в Иоханнесбурге до 6 утра как сурок.
Из-за движений вокруг я проснулся рано и пошел регистрироваться и оставлять часть багажа в камере хранения, чтобы забрать по дороге обратно.
Понятно, что на перелете Йоханессбург-Кейптаун я тоже спал всю дорогу. 
Западный Кейп. 
В Кейптауне было хорошо. Я взял в аэропорту машинку тойоту короллу и поехал кататься.
Кейптаун и весь мыс – дивное место. Чистый и ухоженный. Вдоль берега идут, сливаясь друг с другом, красивые небольшие городки, вокруг симпатичные виллы. Похоже на смесь Америки в Калифорнии и Европы на Средиземном море. Правда, рядом с виллами большие плоские бедные поселки черных, но, говорят, они в Кейптауне не очень опасные.
Пробраться на мыс Доброй надежды в первый день мне не удалось. Красивая дорога вдоль берега была перекрыта из-за камнепада. Я поплутал немного по живописным местам и набрел на пингвинов. Пингвинчики в ЮАР некрупные, похожи на раскормленных галок, которые от обжорства не могут летать. Ты ходишь по дюнам по деревянным дорожкам, а они совсем тебя не боятся. Вот, смотрите: пингвины. 

Жалею, что не сфотографировал единственный в мире дорожный знак «Осторожно, пингвины». Проехал мимо на скорости, парковаться негде было.
Но у китов я остановился. Я обнаружил на дороге возбужденную группу юарских товарищей, которые что-то рассматривали в море, и с треском остановился. С треском, потому что продрал колпаком бордюр, все-таки левостороннее движение и праворульные машины, знаете ли. Несколько китов плавали недалеко от берега. К сожалению, христоматийно-эффектного движения китового хвоста я не снял. Кит просто крутился в воде вокруг своей оси, как веретено. Выпендривался, наверное.

Самого Кейптауна я не сфотографировал. Утром проезжал насквозь, пытаясь заехать подальше. А возвращался в ночи, когда уже было очень темно и не было сил фотографировать ночной город. Автомобиль - враг фотолюбителя.

Мыс Agulhas.
Далее я совершил свою любимую классическую ошибку. Всегда говорю себе - не ездить в первый день далеко, и каждый раз еду. Шило, знаете ли.
В качестве далекой точки был выбран, естественно, самый южный мыс Африки. Мыс с полуприличным названием Агульяс (Agulhas) или что-то такое в русской транскрипции.
Итак, 150 километров туда, наперегонки с закатом. Дороги чудесные: на узкой проселочной дороге по одной полосе в каждую сторону, знак ограничения скорости 110 км/ч. Кругом очень ухоженные поля красивых желто-зеленых тонов. Я не фотографировал, поскольку хотел успеть к мысу до темноты, а на обратной дороге было уже темно. Ну ничего, в следующий раз.
Самый южный мыс живо напомнил мне самый север Шотландии, какой-нибудь Wick или Thurso. Оно и понятно, практически симметрия относительно экватора. Народ вокруг белого цвета, индийский океан довольно теплый, ухоженные дома на берегу, точно такой же маяк. Под маяком приятный ресторан с хорошей рыбой. 
Обратный путь уже в полной темноте после всех перелетов и плотного вкусного ужина. Пришлось пару раз поиграть в Штирлица – «… через полчаса он проснется. Привычка, выработанная годами…». Вообщем, глаза слипались так, что пришлось пару раз остановиться и поспать. Купил даже первый раз в жизни, поддавшись на рекламу, пару банок Red Bull, чтобы не заснуть. Редкостная гадость, липкая и ядовитая, и не помогла еще к тому же.
Гостиницу искал уже в темноте, кружа по портовым переулкам Кейптауна. Гостиница, кстати, неплохая, на Waterfront, т.е. в Кейптаунском порту, где как раз «Джанетта» с пробоиной в борту поправляла такелаж. Порт перестроили давно и сделали красивую зону отдыха.
Следующий день - на мыс Доброй надежды, но по дороге я заехал в дивное местечко Haut Bay посмотреть на котиков. Там ходит кораблик - полчаса до маленького островка, на котором лежат котики. В порту, ожидая кораблик, я поел самое вкусное за все путешествие. В маленькой грязноватой забегаловочке мне в пластмассовую тарелку положили такой вкусный свежайший хек, который отслаивался кусками и таял во рту. А еще кольца кальмаров в кляре, которых (кальмаров), по-моему, только что поймали.
Котики здесь.

Ну и наконец на Мыс Доброй Надежды.
Не надейтесь потратить 2 часа, съездив туда и обратно. Это занятие на полдня минимум.
Все-таки там сливаются 2 океана. Мыса минимум два: Cape point и Good hope. На Cape point есть маяк, даже два. В этом месте довольно красиво и можно погулять. И вообще эта оконечность – национальный парк, и там много красивых мест.
Конечно, я спустился на роскошный песчаный пляж имени Бартоломея Диаса. Метров 40 вниз. И что делает на закате русский человек зимой (в южном полушарии в августе зима, если кто не знает) на стыке двух океанов? Правильно. Раздевается догола и купается. Я далеко не заплывал, акулы, знаете ли, и прохладно, но отметился. Сверху на меня глядели какие-то японцы. Надо сказать, что на пляже больше никого не было. Вода была очень хороша, она освежала, и хотелось искупаться еще.
Впоследствии гид говорил, что все русские тут купаются, а у местных водителей все сводит при виде этого.

Дурбан

Все. На следующее утро я улетел в Дурбан, собственно, по работе. Не успел забраться на столовую гору. Это такая плоская, как стол, гора, под которой Кейптаун. Туда ходит фуникулер, говорят, что красивая панорама в ясную погоду, но всего не успеть…
Дурбан.
Конференция в Дурбане – какое больное воображение это придумало. Конференция была библиотечная. Я считаю, это подстава. Согнать в один из самых криминализированных городов три с половиной тысячи наивных библиотекарей - это все равно, что запустить овцу в вольер с крокодилами. Каждый день сводки с фронта: ограбили того-то, тому-то сломали ногу (деньги не хотел отдавать), на пятерых (инструкция: надо ходить группами) напали восемь, сорвали ожерелья и забрали деньги. Одному изрезали одежду и все карманы, да еще и его самого тоже порезали. Все среди белого дня.
С удивлением вспоминаю свои многокилометровые прогулки по пляжу и возвращение домой в сумерках из отелей за пару километров. Повезло, наверное. Камеру с собой не брал, только компакт незаметный. Товарищи! Не езжайте в Дурбан. Кроме сахарных складов, смотреть нечего, да и они неинтересные. Вот сделал несколько снимков в местном аквариуме. 

 

Но два дня на выставке прошли успешно. Все представители были доброжелательны и свободны. Местных людей, кроме ручек и пакетов, ничего не интересовало, и я мог спокойно поговорить со всеми интересующими меня.
Кстати, на будущее: на севере ЮАР есть много интересных национальных парков с животными, в том числе и частных. Там есть что посмотреть. Просто у меня программа была другая и я улетел в Зимбабве.
И еще в Дурбане я хотел «почистить перышки». Подкрутил потерянные на Килиманджаро винтики в оправу очков, сделал 2 копии 4Мб флешки из фотоаппарата.
Отдал белье в прачечную в гостинице… Тут-то они его и потеряли. Африканцы, что возмешь. С большим трудом нашел свое бельишко, но постирали откровенно плохо. Одна радость - денег не взяли. Выписывая меня в 6 утра, мои постирушки так и не нашли в системе, отпустили меня с богом и сказали, что мне повезло.
Немного Зимбабве.
Знакомые американы и англичане говорили мне: в Зимбабве не езжай, опасно. Для них.
А русскому, как известно, все, наоборот, хорошо.
Хотя в Зимбабве я был час с небольшим туда и столько же обратно. Надо бы было лететь в Ливингстон (деревня такая) в Замбии, но билетов не было. Так что я попал еще и в Зимбабве.
После аэропорта поехали к границе, но водитель подождал, пока я водопад Виктория с зимбабвийской стороны фотографировал. Ну, я ему, конечно, денег дал немного за это.
Сразу скажу, разница панорам с зимбабвийской стороны и с замбийской небольшая. Солнце идет по одной стороне и водопад правильно не освещает ни утром, ни вечером. Один мужик из Зимбабве, белый, с которым я встретился на мосту, рассказал, что году в 1962 была дырка в заборе, через которую можно было пролезть вниз. Но сейчас ее явно заделали, поэтому ходишь по краю водопада и все. Еще, говорят, можно пикник устроить на островке над самим водопадом, но я не пробовал.
Хорошо запомнились бабуины (бабуны, по-местному, по-моему, правильно), которые скакали по грузовикам на таможне и норовили что-нибудь украсть. Водители их шустро отгоняли, но обезьяны - твари наглые и неприятные.

Водопад Виктория.
Отель оказался в 200 метрах от границы и 100 от водопада. Замбези-сан называется. Рекомендую.
Не знаю, сколько звезд, но отличный. Только надо окна закрывать, а то обезьяны залезут и наведут порядок.
Глупые таблички у местного болота «Осторожно, возможны крокодилы» никого не пугают. Зато, ВНИМАНИЕ, можно воду пить из крана.
Так везде и написано: наша вода 3 раза проверена, пейте на здоровье. И портье, который привез мой рюкзак на тачке ответил на мой вопрос о воде: «Зачем вам минералка. Пейте из-под крана». И это в грязной Африке…
Ну я и пил. В целом, козленочком не стал.
Еще черная девушка сделала мне вполне приличный массаж. Не Мукти из непальского рассказа, конечно, но размяла после горы хорошо.
Водопад меня не очень впечатлил – панорамы нету. Предлагали полетать на микролайт – это табуретка такая с мотором – но камеру свою брать нельзя. Я и отказался. Ущелье узкое, света нет, вниз спуститься нельзя. Река Замбези разливается широко и мелко.

Еще предоплачен был тур на пароходе по реке. Это такая посудина, полная престарелых америкосов. На фотографии увидите. Правда, я видел бегемотов и лань (потом-то я узнал, что это импала). Удивило наличие водки «Пушкин». Я такую в нашей стране не видал. Кстати, вполне приличная. Я болтал с барменами и официанткой Дороти и старался фотографировать «закат на реке Замбези». Но в общем, поездка тухлая.
А отель хороший. Ухоженный и чистый. Я, правда, проспал все свободное время. Даже на ужин не выкатывался.
Теперь про макак. Пошел поесть часов в пять и сел за столик с пиццей. А у макак самое время ланча. Вот они на меня группами и нападали. Сначала из-под стола высунулась лапка и схватила край пиццы, а потом две макаки запрыгнули на стол. Зверьки небольшие, но противные и гибкие. Или гибкие, но противные. Схватили мою пиццу и тянут.
Ну, я заорал, конечно, одной по башке дал наотмашь, они и отбежали.
Второй заход был, когда я почти наелся и расслабился. Тут их штук 6 сверху посыпалось. Я одних луплю по башке, другие остатки пиццы на землю сбросили и растащили. Люди орут кругом. Пришел охранник, что меня удивило, с рогаткой. Обезьяны рогатку увидели и попрятались. Знают, видимо.
Потом грамотные африканцы мне объяснили, что обезьянних укусов и когтей надо бояться, что они СПИД переносят и все такое. И пиццу за ними подъедать нельзя.
В общем, мерзкие твари.
Коллеги, на водопаде больше двух дней делать нечего. Поэтому постояльцы и сходят с ума: на плотах плавают (в сторону Зимбабве), на колесах с ручкой катаются (похожую на колесников, образ для тех, кто творчество Клиффорда Саймака помнит), и с моста между Замбией и Зимбабве высотой 110 метров вниз головой прыгают. Я смотрел-смотрел, а потом думаю: «Какого хрена. Я 47 лет не прыгал, а тут вдруг начну».

Ну и поехал я в Ботсвану. Все по расписанию. Автобус приехал и повез через Ливингстон 100 километров до границы. По дороге очень интересные деревни были, по-моему, сильно дикие. Но я из окна не люблю снимать, а мы не останавливались. Поэтому поверьте мне на слово…
Граница находится в интересном месте. Во-первых, это река Замбези. Во-вторых, в этом месте соединяются 4 государства: Замбия, Зимбабве, Ботсвана и Намибия. Но это простым глазом не видно. Просто пересекаешь реку на лодке и едешь на джипе на погранзаставу.
Единственно, при въезде в Ботсвану надо колеса мыть. От ящура, видимо, спасаются.
Но при этом еще всю обувь из рюкзаков достать и дезинфицировать в луже.
Я на границе познакомился с Горетти. Сама из Уганды, везет с товарками лопухи из Замбии в Ботсвану в больших клетчатых сумках как у наших челноков. Я спросил, естественно: Милая, а что, в Ботсване лопухов нету? Нету, ответила милая. Это, кстати, еда, и ее едят. Я в Ботсване лопухов не ел, поскольку жил рядом с апартаментами Билла Клинтона (помните такого?) и нам лопухов не давали. Об этом чуть позже, устал я, пойду передохну… 

 

Заповедник Чобэ
Так вот, гостиница, в которой я остановился, находится в получасе езды от границы, на берегу речки Чобэ. Так же называется и национальный парк-заповедник. Славится этот парк тем, что там много слонов. Каждый гид, который возил нас, называл разные цифры: 70, 100 и 200 тысяч голов. Слонов действительно много, и всего другого зверья. Нет только носорогов.
Сафари в том месте – это поездка на открытом джипе по одному и тому же маршруту вдоль реки по краешку парка Чобэ, но каждый раз вы видите что-то новое. Или, как объяснили проводники, бывает, иногда ничего не видите.
И еще можно на лодке поплыть по реке и протокам. Считается, что на лодке менее интересно, но, например, когда львицы задирали быка, мы на джипе были метров за 200, а те, кто в лодке, - рядом.
Сафари происходят весь день, но лучше утром на рассвете, когда дневная жизнь сменяет ночную (бегемоты, например, ночные животные) или часа в 4, когда животные идут на водопой, а к вечеру слоны переплывают Чобэ из Намибии.
Советы. Утром одевайтесь теплее: ночи холодные, в открытом джипе на скорости 80 км/ч при подъезде к воротам парка очень холодно, и одеял, которые вам выдают, не хватает.
Обязательно возьмите бинокль.
Ну что? Животных посмотрим?

Разные антилопы. 17 снимков. 

 

И птички разные. 28 снимков. Ну птиц я всяких снимал без разбора. орнитологией здесь не пахнет. Есть некоторые красивые.

 

Коровы буффало. 8 снимков.
Коровы буффало входят в большую пятерку Африки. Я сначала не мог понять почему. А потом понял, когда увидел, как одна корова разогнала штук 8 львиц, да еще и со львятами.
Помимо пасущихся на лугу коров, я видел еще утреннюю охоту на них (это в разделе Охота, правда, снимки неудачные), а также как ранним утром стадо переправляется через реку. Вот несколько кадров.