Аннотация:
В этой рассказке автор повествует о двухнедельном путешествии по Австралии от западного побережья до восточного. Рассказывается о долине Pinnacles, кенгуру, дельфинах, Большом барьерном рифе, городах Перт и Сидней, о самой высокой горе Австралии - Костюшко, о Джеймсе Куке и о Мэри Уотсон.

Ключевые слова: 
Австралия, Перт, Сидней, Кук, кенгуру, дельфин, Большой Барьерный риф, гора Костюшко. 

Почему «Антикризисная» спросите вы? А я отвечу: потому что более необоснованно дорогой страны я не помню. И ехать туда в самое кризисное для рубля время может показаться странным. В то время как американский доллар стоит 56 рублей, австралийский стоит 47 рублей, и все вокруг стоит в два раза дороже в долларах, чем в других странах. 

Но вот я еду за рулем по берегу Западной Австралии, и вдруг из моего подключенного к автомобильному разъему iPhona зазвучала песня некого Кирилла Комарова: «По фигу кризис, make love not business…». (Там чуть-чуть другие слова…). 
Я уже не помню откуда она взялась в моем iPhone, скорее всего осталась с прошлого кризиса. Но сейчас она пришлась как нельзя кстати.

Успокаивает одно: для получения визы все перелеты и немного гостиниц были оплачены осенью еще по вполне нормальному курсу. Но все равно чувствую, что эта поездка съест всю мою зарплату и нехилую премию, перечисленные в конце года. 

Австралия - большая страна. И сейчас на хайвее №1 я очень рад, что идея проехать ее от побережья к побережью была отвергнута: ехать сутками на пролет по однообразной пустынной дороге – удовольствие небольшое.

Поэтому у нас есть два перелета: из Перта в Кёрнс и из Кёрнса в Сидней. Ну а вылет на родину из Мельбурна – туда я планирую добраться из Сиднея на машине через гору Костюшко.

Перелет до Перта прошел нормально: 5 часов до Абу Даби и 11 часов до конечной точки. 
Стыковка полтора часа, Etihad работает четко. Например, когда я попросил стюардесс, которые принесли мне чай: «Give me please palku-meshalku”, они поняли и принесли мне ложечку для размешивания сахара.

Перт – милый городишко, расположенный не на океане, а в устье реки Суон (Лебедь по-нашему). С торговыми пешеходными улицами, вокзалом и метро.
В середине стоит пяток небоскребиков, чуть дальше от центра - деревня деревней. В центре Перта самая популярная улочка это London Court, рядом находятся Murray street, торговые центры, закусочные.

Люди в основном приветливые, но есть и бомжи. Один чувак все пытался показать мне фак в мой фотоаппарат.
Елка смотрится экзотически.
Вот несколько фото.


И мне очень понравился фонтан: было жарко, струи воды били попеременно, и куча детей бегала вокруг.

Каких-то особых достопримечательностей отмечено не было, ближайшее место в 200 километрах под название Pinnacles – Пики. Это торчащие из песка камни.

Дорога по берегу хорошая, по полосе в каждую сторону, асфальт, полосы для обгона, ограничение 110 км/час.
Ближайшее место от Pinnacles – поселок Сервантес. Поселок малюсенький на берегу моря. (Надо сказать, что все поселки на берегу моря и их мало. Местность не заселена.) И улицы в поселке все с испанскими названиями.
Pinnacles я снимал на закате, ночью и на рассвете.
По приезду очень хотелось поесть, и ужин на бензоколонке с половиной лобстера и жаренной рыбой был очень кстати.
Pinnacles – парк очень демократичный, днем ты платишь за билет, а потом въезжай сколько хочешь. Написано, что ночью оставаться нельзя – приедут рейнджеры и оштрафуют, но въехать никто не мешает.
Вокруг пиков проложена грунтовка с организованными местами для стоянки – ко всему можно подъехать на машине.

Ужин затянулся и я успел только к закату, но с полным желудком и штативом можно снимать до ночи, а если взошла луна, то и ночью.


Небо было чистое, и я решил попробовать снять звездные треки. Установил штатив в укромном месте, поставил автоматическую съемку на полтора часа и собрался уезжать. Но красный светодиод записи на фотике горел в ночи, как сигнал светофора.

Я понимаю, что вероятность того, что кото-то приедет ночью и заберет мой фотик, ничтожно мала (много ли идиотов, да еще в такой глуши), но как говорится в анекдоте: «Береженного Бог бережет» - сказала монашка, надевая презерватив на морковку.
Презервативом оказался носок из самолетного комплекта, валявшийся в машине. Светодиод был прикрыт листочком, а сверху на тушку фотика был надет носок.
Как можно провести полтора часа ночью в пустыне? Надо поехать на берег Индийского океана (это недалеко), и голым скакать по пляжу и купаться. Время пролетит незаметно.
Ночью в пустыне среди пиков довольно интересно: все время кажутся человеческие фигуры, а быстро восходящая звезда похожа на фонарик идущего человека.
Под конец съемки небо заволокло тучами, но я попытался собрать кадр. Вот что получилось.
Распечатать в большом формате такой снимок пока нельзя – много огрехов и шумов. Но я по крайней мере понял, что к чему, и дождался наконец за последние три года чистого неба ночью.

Немного сна в дорогущем мотеле, и утром опять на Pinnacles. Вот утренняя сессия.


Кстати, в Сервантесе есть лобстерная ферма. Ну не ферма даже, а сортировочный пункт.
Если вдруг окажетесь там, сходите: посмотрите как меряют лобстеров, а потом держат их в холодной соленой воде, чтобы они были живыми и свежими, когда их из Перта привезут на самолете и подадут вам в ресторане где-нибудь в Европе.

Но самое главное, поешьте лобстера, приготовленного на гриле, там, при ферме – вот это вкуснота!


Следующий пункт – Shark bay. Около 500 километров на север, т.е. к экватору.
Здесь меня накрыло сном. Всегда адаптация приходит на второй-третий день, и надо победить сон.
В этот раз было тяжело: как я уже сказал, однообразная дорога, расстояния большие. Я останавливался, когда уже видел сны: какие-то дома вдоль дороги (там вообще нет построек), какие-то видения людей…
Сначала я поспал в машине на парковке 8 минут, потом через 50 километров еще 30 минут, потом бег кругами вокруг машины. И только уже после остановки у придорожной забегаловки Red Car с мороженным и кофе я окончательно проснулся.

К закату я добрался до местечка Monkey Mia, где по утрам кормят дельфинов.
По дороге я пересек 26 параллель, о чем свидетельствуют два указателя по обе стороны дороги.

Номер в домике на берегу опять стоит немерено, но лучше уже остаться, чем ехать 30 километров до поселка Denham и утром возвращаться обратно.

Теплый океан, белый песок, вкусный ужин с маринованным стейком из кенгурятины…
Да, кстати. Все в смс мне писали про кенгуру. Да, кенгуру есть и много.
Сначала в виде дорожных знаков «осторожно, кенгуру», потом в виде тушек, сбитых водителями на дорогах, а потом под вечер живьем. Они стоят у дороги в кустах, прыгают через дорогу в одиночку и семьями. Я даже вылез из машины и зашел за куст, где один (одна) спрятался. Мы посмотрели друг на друга, фотик не поймал фокус с такого близкого расстояния, и кенгуру упрыгал от меня.

И стейк, надо сказать, был вкусный. 

Дальше по программе дельфины.
Monkey Mia – место, куда дельфины приплывают каждый день с шестидесятых годов. Уже третье поколение дельфинов каждое утро участвует в шоу.
Это даже не шоу: дельфины - штук 7-8 - подплывают, люди на них смотрят, они смотрят на людей, служащие отгоняют пеликанов, а потом избранные из толпы дают дельфинам по рыбке. И так три-четыре раза за утро.
В общем-то и все, а все равно какое-то теплое чувство эта процедура вызывает.
Тем более, что в этот раз был двухнедельный детеныш с мамой, который даже и плавать толком не умеет и баланс в воде держит плохо.


Когда я шел к машине по лагерю, я встретил эму. Эму это страус довольно занятной формы и окраски. 
Большое семейство бродило по лагерю и приставало к людям, видимо, в поисках еды. Народ их гонял хлопками и рукомашеством, как у нас гоняют кур. Но птичка с меня ростом…

А вот фотографии поселка Denham – приятное место, конечно, на берегу. И завтраки подают очень сытные.

Что мне понравилось в этом регионе, так это цвет земли и песка – ярко красный. Я даже хотел сделать несколько панорамных снимков буша (наверное, эта растительность называется буш).

Но как-то не получилось. Виною всему были мухи. Мелкие, быстрые и противные.
Больше всего им нравился мой черный теплый фотоаппарат, но и мне доставалось, особенно когда я подносил аппарат к лицу.
Мухи набивались мне в нос, садились на губы, жужжали в ушах и лезли в глаза, забираясь под очки.
Тут вскрылся еще один недостаток очков: без очков я бы бил себя по лицу и смахивал мух с ушей и глаз, а так я все время бил себя по очкам.
В целом, гадство. Я сильно не люблю насекомых.


Еще по дороге и вдоль берега попадаются очень красивые большие дюны белого песка. Похоже на пустыню Белые пески в Нью-Мехико (ссылка).

Но дюны снимать сложно: только рассвет-закат и много точек не поменять за короткое время. Удалось поснимать немного недалеко от Джеральдтона.
Местные люди используют дюны, как место для пикников: приезжают на берег с семьями на джипах и готовят шашлыки.
Вот несколько кадров дюн.


На западное побережье было всего отведено 3 с половиной дня, и они потихоньку закончились. Общее впечатление: жаркая пустыня, большие расстояния, мало народу. Перт – симпатичный городок, на него достаточно одного, максимум двух дней. Hyundai i20 нормальная машинка, но при резком обращении воняет сцепление. Мне все равно право- или левостороннее движение и руль, коробка автомат или ручная.

Дороги приличные, водители фарят друг другу, предупреждая о полицейских и о коровах на дороге.
Полицейские, судя по всему, недобрые: стоят не в населенных пунктах, а в неожиданных местах. Два раза видел, как обыскивают машины, а пассажиры стоят на обочине.

Вечерний самолет Аэробус 320 за 4 часа перебросит вас с западного побережья на восточное, и не просто на восточное, а к самому Большому Барьерному Рифу.

Да! Совсем забыл про Новый Год!
Это чудесный праздник! И всегда с детства был самым любимым: белый снег, чистое небо, елка, ожидание чуда… Куда все делось?
Я по-прежнему люблю этот праздник, но как-то в последнее время со снегом проблемы. И встречаешь ты его таким, что хочется только спать…
Позапрошлый, например, я встречал в самолете (см. рассказку про Новую Зеландию).

Когда на Новогоднюю ночь отказали в комнате в захудалой деревушке, стало понятно, что могут быть проблемы с ночевкой. Ночевать в машине с 31 декабря на 01 января не хотелось. Поэтому по дороге был выбран городок Джеральдтон, в котором нашлась гостиница. (Кстати, я был удивлен, найдя потом на карте у себя дома этот городок – слишком он маленький).
В десятом часу вечера найти открытый ресторан оказалось сложно – спасла милая пожилая тайка, которая не только согласилась приготовить еду (вкусную), но принесла бутылочку белого австралийского вина, хотя у ресторана на вино нет лицензии.
В десять часов на пляже фейерверки для детей (у Шрайберга в Судаке покруче будет) и все. Спать.
То есть я не дотянул до Нового года даже по-пертски (только по-сиднейски – 3 часа разницы), не говоря уже про Москву.


Итак, Кёрнс.

Последний крупный городок на севере восточного побережья, курортный, фешенебельный и дорогой. Душная влажная ночь, 4 часа утра.
Пару часов ожидания рассвета и открытия офиса на судовом терминале в порту и вот уже в руках билеты и ваучеры на остров Зеленый (Green Island – нехитрое название).
Маленькая справка: Большой барьерный риф действительно большой – две тысячи километров, и расположен он довольно далеко от берега, состоит из маленьких островов и отмелей.

Про себя и риф я расскажу отдельно.
Когда-то давно (сейчас уже не помню, вроде, после Америки) у меня возникла мечта побывать на Большом Барьерном рифе. (Давайте, я буду называть его ББР, как это здесь принято? Хорошо?). Мечта возникла просто – я смотрел на карту мира и думал: куда бы еще было бы круто попасть?
Потом, в полном соответствии с идеями Трансфергинга, я эту мысль благополучно оставил и забыл. И вот она материализовалась.
Когда-то давно в 2000 году я познакомился с одним мужичком-австралийцем, который работал в одном из проектов в Фонде Сороса. Мужичка звали Майкл Кей, он неплохо говорил по-русски, и признался мне, что мы однофамильцы. Его дедушка был из Ростова-на-Дону и носил фамилию Кузнецов. После иммиграции в Австралию они решили поменять фамилию на Кей, чтобы было покороче. Но когда мальчик Миша (Майкл) пошел в школу, он попросил еще сократить фамилию до буквы К.
Судьба этого мужичка незавидна: его уволили с работы в Фонде (честно говоря, он был довольно бессмысленный), его бросил любовник (он еще к тому же был педрилой), он заболел раком кожи (это лечат), и еще он рехнулся, в буквальном смысле слова у него поехала крыша (в целом жалко мужичка).
(«Хорошие были люди, но не сумели поставить себя на твердую ногу». Даниил Хармс)

Так вот почему я вам об этом рассказываю? Да просто, когда я узнал, что он из Сиднея (он еще не рехнулся тогда), я воскликнул: «Круто! Отдыхаешь каждые выходные на ББР?!».
«Ты что» - сказал он – «до ББР 700 километров!».
Вот и все, конец истории.

Если будете в тех местах, селитесь на островах. Хоть это и дорого, но стоит того.
На Зеленом есть отель-хотель на 43 номера, в котором люди ночуют, но каждый день на первом пароходе в 9:30 прибывает толпа в основном китайцев, которые бросаются за костюмами для сноркинга и во всевозможные закусочные, они захватывают остров, как пираты в стародавние времена и лежат под каждым кустом до 16:30, пока последний пароход не увозит их обратно на большую землю.
Тогда малочисленные проживающие спокойно выходят на пирс, кормят рыб в пять часов и идут на пляж принимать вечерний коктейль. Потом все степенно ужинают и ложатся спать. Делать особо нечего, весь остров обходится вокруг за 15 минут и близко к тропикам очень быстро темнеет.
Я в качестве развлечения снимал корни и сами деревья.


Насчет кормления рыб. Это очень интересно с пирса, рыбам бросают полтора килограмма корма. Больше нельзя – заповедник. И мне кажется, что рыбы приплывают так, для прикола (как дельфины в Shark bay). Это я понял, когда на следующий после кораллового рифа день, облачился в костюм и маску и приплыл под сваи смотреть кормежку снизу.

Так вот. Рыбы, если смотреть снизу вообще на парятся этим собачьим кормом. Им просто интересна тусня, которая образуется в 5 часов каждый день. Рыбы хоть и имеют память на 3 секунды, а все равно соображают.
Вот, кстати, фото. Посмотрите.