• "Аквалангисты - это не игра". Мальдивы.

    Январь 2012, Мальдивы
  • Бирма, которая Мьянма

    Июль 2002, Мьянма
  • По любимым местам. Юго-Запад Америки еще раз.

    Май 2013, США
  • Странные картинки.

    Декабрь 2011, UK
  • По следам Фродо Беггинса. Одной недели на всю Новую Зеландию очень мало.

    Январь 2013, Новая Зеландия
  • Мы не ищем легких путей, даже к священной горе Кайлаш.

    Июль-Август 2009, Тибет
  • Вьетнамская звездочка

    Январь 2017, Вьетнам
  • Продолжение восточного путешествия. Фалаза, Ольховая и красноярские столбы.

    Сентябрь 2012, Россия
  • От заснеженных гейзеров до раскаленной пустыни 2 дня езды.

    Август 2010, США
  • Амстердам на колесах.

    Июнь 2009, Амстердам
  • "Широка страна моя родная..." - остров Кунашир - это тоже Россия.

    Сентябрь 2012, Россия
  • Черное и белое. Зима в Исландии длится с августа по июнь.

    Май 2014, Исландия
  • Хабаровск

    Апрель 2007, Россия
  • Немного Марокко.

    Май 2010, Марокко
  • После Кили. Короткое путешествие ЮАР-Зимбабве-Замбия-Ботсвана.

    Август 2007, ЮАР, Замбия, Зимбабве, Ботсвана
  • Масай – лучший друг фотографа или почти «Великая миграция»

    Август 2012, Кения
  • На Килиманджаро залезть может каждый. Даже я залез... (Отчет в картинках)

    Август 2007, Танзания
  • Мыс Меганом. Между Судаком и Коктебелем

    Июнь 2008, Крым
  • Саяно-Шушенская ГЭС

    Сентябрь 2018, Сибирь
  • За Северным Полярным кругом (Норвегия)

    Сентябрь 2016, Норвегия
  • 10 лет на Килиманджаро

    Июль-Август 2017, Танзания
  • Мое Европейское путешествие (Джип Дефендер)

    Август 2012, Европа
  • Шри Ланка - Сияющий остров.

    Июль 2015, Шри Ланка
  • Легкий треккинг по Непалу в картинках или "а под конец я снял солнечное затмение"

    Март 2007, Непал
  • 3555 километров по Намибии с лирическими отступлениями

    Январь 2010, Намибия
  • Мысли...

    Июль 2013, UK
  • Москва-Лондон-Москва

    Москва-Лондон, 2005-2008
  • Командировка в Иран.

    Сентябрь 2005, Иран
  • Гора Пидан Ливадийского хребта. Мы ищем приключений...

    Сентябрь 2010, Канада
  • Кайлаш вдогонку и самолетик (Пейзажи и песни).

    Июль-Август 2009, Тибет
  • Сеул. Южная Корея.

    Август 2006, Южная Корея
  • Я купил себе игрушку - "Рыбий глаз".

    Октябрь-ноябрь 2009, Германия-Египет
  • Мечта старпёра - Португалия 2016.

    Январь 2016, Португалия
  • Остров, с которого бомбили Хиросиму (06 августа 2010 года - через 65 лет).

    Август 2006, Сайпан
  • Опять про каньоны

    Ноябрь 2009, Египет
  • Памуккале

    Июль 2008, Турция
  • Наар-Фу

    Август 2013, Непал
  • Это мой рассказ про американские каньоны.

    Август 2005, США
  • Антикризисная Австралия

    Январь 2015, Австралия
  • Цивилизация наступает на закрытое королевство Мустанг или Я — первый чужеземец на священном озере Гьякар (цо).

    Август 2011, Канада
  • Совсем немного о Камчатском береге

    Сентябрь 2003, Россия
  • Не пей аявяску - неизвестно кем станешь.

    Январь 2018, Перу
  • Путешествие в Икстлан и почему все заморочены 2012 годом.

    Август 2010, Мексика
  • Куба 22 года спустя.

    Январь 2009, Куба
  • Индийский океан

    Июль 2015, Малдивы
  • Природа всегда прекрасна, но иногда она еще и причудлива.

    Июнь 2009, США
  • Долгая выдержка или «смотрите, как я теперь умею…»

    Апрель 2012, UK
  • Снова Красноярские столбы.

    Май 2017, Россия
  • Лех-Ладакх-Джамму Кашмир-Малый Тибет.

    Август 2008, Ладакх
  • Про поезда, 3D и Альпийские горы.

    Январь 2016, Франция
  • Квебек. Канада.

    Август 2008, Канада
  • Кора вокруг священной горы Кайлаш в год Лошади 2014

    Август 2014, Тибет
  • Эмираты

    Январь 2008, ОАЭ
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
  • 29
  • 30
  • 31
  • 32
  • 33
  • 34
  • 35
  • 36
  • 37
  • 38
  • 39
  • 40
  • 41
  • 42
  • 43
  • 44
  • 45
  • 46
  • 47
  • 48
  • 49
  • 50
  • 51
  • 52
  • 53

О проекте

Me project v1Приветствую всех!
Вот прошло еще 6 лет - 6 лет путешествий, впечатлений и жизни. И пришло время изменить мой примитивный сайт на джумле. Все-таки сайт 2012 года был очень примитивен.
Я тогда остановился на минимальном знании, потому что этого было достаточно.

В конце 2017 года я опять озаботился осовремениванием сайта и столкнулся с интересной проблемой: несмотря на обилие предложений сделать все в интернете по высшему классу, найти кого-то, кто готов это сделать даже за деньги, оказалось не так-то просто. Я начал прицениваться со студии Артемия Лебедева - у меня там работают знакомые, и закончил какими-то местными студиями. Ничего не нашел. 
И даже не потому, что дорого, а просто никто не берется, не фокусируется. Странно.
Пришлось все делать самому. Нашел шаблон, стал все-таки пытаться понять джумлу на уровне чуть выше самого примитивного.
Опять узнал массу нового и интересного, ничуть не жалею. И представляю вашему вниманию новую версию своего сайта. Работа заняла у меня 3 месяца и это...

Читать полностью

Выставки

image

image

image


  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Я шел зимою вдоль болота в галошах, в шляпе и в очках
Вдруг по реке пронесся кто-то на металлических крючках
Я побежал скорее к речке, а он бегом пустился в лес
К ногам приделал две дощечки, присел, подпрыгнул и исчез
И долго я стоял у речки и долго думал, сняв очки:
«Какие странные дощечки и непонятные крючки!»

Даниил Хармс
(В последних рассказках я ставлю эпиграфы. Этот не имеет отношение к дальнейшему повествованию – просто мне стих нравится)

Дорогие читатели,

Редкий случай – у меня две рассказки уже на подходе (отбираю фотографии), а я уже начал писать третью.

Условное название «Широка страна моя родная…» или «Кунашир и Шикотан не абстракция, а реальные русские земли».
Я сейчас в самолете Москва - Южно-Сахалинск.
Само путешествие я задумал больше года назад. Характер моей работы все больше меняется в сторону встреч и обсуждений (по счастью или к сожалению, сказать не могу). Встречи и обсуждения – это, конечно, хорошо, но надо что-то конкретное делать тоже…

Вот я, например, пытаюсь запечатлеть ускользающие моменты жизни на свой старенький CANON 5D. А потом еще и рассказать о впечатлениях, тем самым делясь частичкой прекрасного, с которым меня столкнуло мироздание.
Когда мы пытались визуализировать когнитивные системы визуализации бла-бла-бла..., я познакомился с Денисом, у которого папа был командиром Шикотанского погранотряда, и учитывая всю сложность ситуации с Южными Курилами, я очень сильно захотел воспользоваться возможностью там побывать.

Сразу скажу, что более сложной логистики я не встречал. 
Нет. Конечно, долететь до Южно-Сахалинска просто, даже невзирая на саммит АТЭС, проходящий в это время во Владивостоке (Владивосток – следующий пункт в этой поездке).
Основная проблема – добраться от Южно-Сахалинска до Южно-Курильских островов. Названия, знакомые с детства по газетам и конфликтам, обретают реальные очертания: Кунашир, Итуруп, Шикотан. До них от Южно-Сахалинска километров 600. Но!
- нужно разрешение на погранзону. 
- транспорт - либо пароход, который идет по островам в разной последовательности в зависимости от погоды и направления ветра, либо самолет, но «борт» летает с вероятностью 50%. А пароход в нужное мне время арендован администрацией чего-то на 10 дней…

Перелет Москва - Южно-Сахалинск (ЮС) прошел нормально.
В ЮС мы встретились с директором заповедника, который пролетом был там, забрали в воинской части разрешения в погранзону, и некто Денис привез нам билеты на пароход «Игорь Фархутдинов». Игорь Фархутдинов – погибший при падении вертолета губернатор Сахалинской области. Это как раз тот человек, из-за смерти которого не летали вертолеты, когда я был на Камчатке (см. Камчатка). Во как все пересекается в жизни…
В принципе, мы ничего в самом городе и не видели. У нас были сутки на обратном пути (но мы еще об этом не знали). Впереди у нас был еще город Корсаков, в котором порт, а больше ничего на Сахалине посмотреть не получалось.
Я посмотрел на карту, нашел знакомое название – город Оха. Одна моя близкая знакомая, будучи женой капитана дальнего плавания, прожила на Сахалине долгих 16 лет. Она очень хорошая рассказчица, но мне запомнилась больше всего одна история…

Моя подруга работала в доме культуры – учила детей петь и вела хор города Южно-Сахалинска. Однажды в доме культуры проходил конкурс хоров из разных городов Сахалина. В какой-то момент был объявлен к исполнению гимн города Оха, который исполнял хор из города Оха. Первые строки гимна прошли нормально, но когда много дядек и тетек дружно громко нараспев исполнили строки «Оха – любимый город, Оху ли не любить», моя знакомая чуть не выпала из кресла, в котором сидела. А все остальные, видимо, давно привыкшие, слушали со спокойными уважительными лицами…

Денис покатал нас по городу, чтобы мы поели (шведский стол за 300 рублей на брата) и купили продуктов на пароход. Денис сказал, что на пароходе дают только какой-то клейстер под названием «макароны по-флотски». Кстати, он был не прав. Нормальная еда: уха, жареный палтус, свинина кимчи.
Выгрузившись около порта в городе Корсакове, мы стали ждать на лавочке начала погрузки.

Ждали долго. Предварительно выяснив, что посадка происходит цивилизованно, я походил по рынку, по близлежащим магазинам, купил перчатки рыболова, которые вполне сгодятся как фотографические.
Сам порт маленький: кафешка, неопрятный туалет, в урне которого я увидел использованный шприц, и зальчик ожидания. Мы, обложившись рюкзаками, сидели на скамеечке на улице.
Автобус подали уже на закате. Проехав под шлагбаум метров 150, он остановился перед судном, и начались посадка и расселение. Забросив рюкзаки, я забегал по судну, снимая погрузку.
Нас троих расселили в разные четырехместные каюты на четвертой палубе. Поснимав и попив пива в баре (темное зазеркаленное помещение с низким потолком), я забрался на полку и уснул.


Утро было чудесным. Ясная погода, светит солнце. Вдали виднеется вулкан «Тятя». Мы обходим остров Кунашир, проходя через пролив Екатерины.
Все высыпали на палубу и любуются природой, очертаниями островов вдали и прыгающими за кораблем дельфинами. (Теперь я думаю, что это были морские свиньи. Они похожи на дельфинов, но отличаются формой морды и плавников. И не занимаются сексом ради удовольствия, как дельфины (доказано наукой)).

Наверное, это был единственный день, когда мы видели реальное солнце.

Пароход подошел к причалу города Южно-Курильска (ЮК) около четырех часов дня.
Город – это сильно сказано. Конечно, это поселок, по большей мере рыбачий. Дома в основном деревянные, 1-2 этажа.
Нас встретили Ирина – заместитель директора заповедника - и крупный молодой человек, который и был за рулем джипа.

Мы не успели близко познакомиться с ЮК в этот раз, заехали в магазин продуктов купить еды и в магазин хозтоваров купить горелку и газовые баллоны к ней. На хрена мы купили эту горелку, я до сих пор не знаю. А газовые баллоны у нас вообще отобрали в Южно-Сахалинске при посадке на Владик. Странно было бы, если бы не отобрали. Мы не Аль-Каеда какая-нибудь, но газовые баллоны в салон или в багаж – это нонсенс.

Первой неожиданностью было то, что мы заселились в поселке Менделеево около аэропорта. Это километров 20 от ЮК. Я сначала не понял, в чем смысл – может, так ближе к заповеднику? А потом все оказалось банальнее: оказывается, на Кунашире негде остановиться. Все гостиницы заняты кем-то, и на кордоне Андреевском живут волонтеры (об этом подробнее дальше).

Нам досталась дивная малюсенькая двухкомнатная квартирка на первом этаже. И хотя заселяться во вторую комнату нам запретили, мы все равно десантировали туда Ирину, чтобы не стесняться спать здоровым мужским коллективом (состоящим из меня и Андрея) в большой проходной комнате.
Гениальным украшением квартиры были фотообои на всю стену, изображающие яркий оранжевый рассвет где-то далеко в Африке. Он настолько диссонировал с окружающим пейзажем, что намертво впечатался в мое сознание. Фотографировать его я не стал.
И еще одна очень полезная вещь – пол с подогревом в туалете. Это то, что позволяло нам по утрам надевать более-менее сухие носки.

За все посещение Кунашира мои ноги были всегда мокры по колено. Нет, сначала ты выходишь относительно сухой, потом идешь, например, по бамбучнику (не знаете, что такое бамбучник? Я расскажу чуть попозже). Здесь ты будешь мокр по пояс.
Потом ручьи и речки, которые надо переходить вброд. Ты присел, разулся, засучил штаны, перешел по колено, сел, натянул носки на мокрые холодные ноги, обулся, пошел дальше. Потом опять все то же в той же последовательности. Потом еще. Ботинки – любимые саломоны – уже и так набрали влаги. В конце концов ты уже плюешь на все и перестаешь заниматься ерундой, и чапаешь вброд, не разуваясь.
Поэтому, придя к вечеру домой, очень хочешь чего-нибудь сухого (не вина).

В первый вечер после заселения мы пошли по экологической тропе к источникам, разглядывая растения вокруг. Полежали в горяче-теплой неглубокой воде, поболтали, попили вина. И уже в ночи пошли обратно. Очень пригодился мой налобный фонарик. Помните в рассказке про Кайлаш цитату русской девушки: «Всегда. Всегда берите с собой фонарик». Или вот, например, американский фильм про Сомали «Падение черного ястреба» (кстати, отличный фильм, очень полезный), когда все собрались на операцию на 2 часа, а застряли на несколько дней…
Несмотря на фонарик, я умудрился упасть носом в грязь, поскользнувшись на тропе среди бамбучника. Но не ушибся.


Теперь про бамбучник. Я думаю, это родственник бамбука. Невысокий (от полуметра до полутора), он покрывает все свободное пространство острова. Идти через него довольно сложно. От твердый, жесткий и переплетенный. И мокрый. Как через него продираются медведи – ума не приложу.
Вкусно поужинали в нашей квартирке и легли спать. Что именно ели тогда, не скажу. Я вообще не готовил. Но Ира с Андреем каждый день изобретали что-то вкусное, в основном с морепродуктами. Да…

На следующий день мы пошли на Кальдеру. Нас сопровождал Андрей из местных. Как я понимаю, он поддерживает сайт kunashir.ru. Кальдера - это такая вулканическая долина. Два озера: «горячее» и «кипящее». «Горячее» - не горячее. А «Кипящее» - реально кипящее. Купаться нельзя – на берегу могилка одного из ранее нырнувших. В момент погружения можно попасть в горячий пузырь, извергающийся из глубины, и все.
Я долго фотографировал, Андрей сварил несколько яиц в фумаролах (не помните, что такое фумаролы? Читайте рассказку про Yellowstone).
Вот, посмотрите фото.
Хороший маршрут. Красивый и не самый простой.


На обратном пути мы заехали на кордон Андреевский. Я еще когда планировал поездку, спрашивал, что такое «кордон». В общем, это такой хуторок. В тот момент, когда мы ехали с кальдеры, там жили волонтеры. Волонтеры (делюсь с вами, поскольку сам не знал этого) – это такие люди, которые за еду и за ночлег готовы работать на благо заповедников. Эти шестеро (три парня, в том числе и из Франции, и три девушки) рубили бамбучник мотыгой, кололи дрова и делали еще что-то полезное. Рыжая девушка Саша втиснулась к нам в машину, чтобы показать, где находится старое японское кладбище. Про саму Сашу я еще расскажу, поскольку судьба столкнула нас (в хорошем смысле этого слова) еще несколько раз впоследствии.

До старого японского кладбища от дороги было метров 150-200. Утром тут ходила медведица, но мы никого не встретили. Понять, было ли здесь кладбище, сложно, но несколько старых могил, обложенных раковинами гребешком (Shell - кто не знает), выглядели очень стильно.
Хороший вкусный ужин и планы на следующий день. Мы отбились от долгой поездки на катере: очень дорого и очень непонятно.

На следующий день я занялся разведкой обратного отъезда. Нашел контору, где продают билеты на пароход на материк (учтите, материк – это остров Сахалин. Как вам?). Там меня успокоили, сказали: «вставайте в живую очередь – может, сядете на корабль».
Когда придет пароход: 12-го или 13-го - никто не знает. В целом, интересно.
Ну а потом мы пошли на мыс Столбчатый. Это чудо света. Я раньше такого не видел. Я встречал потом фотографии из Исландии, где есть нечто похожее. Очень давно породы выдавливались на поверхность в виде шестигранников.
Идти не очень долго, по берегу, миновав прижим. Кто не знает (я не знал), прижим – это скала, которая выдается в море так, что надо либо по ней ползти, либо вброд перейти. Как называется скала, которую не обойти? Я не помню.
Удивительно красивое и необычное место. Как назло, белая пелена накрыла нас полностью. И еще дождь заливал объектив и фильтры. Хочу вернуться туда в ясную погоду!
Я, отойдя от окружающих, разделся, как водится, догола и искупался в Охотском море.


На обратном пути Андрей, облачившись в нырятельный костюм, настрелял рыбешек: горбуша, кумжа и т.д. Тут я хочу рассказать про рыбок…

Нерест лососевых – это чудо природы!
Рыбка рождается из икринки в этих маленьких речках и уходит далеко в соленые моря и океаны, чтобы потом вернутся на нерест в те же самые реки и умереть… Ну, это все знают. Так вот, когда она приходит обратно, она изменяется до неузнаваемости. Местные говорят, «хлебнула пресной водички», и ее уже есть нельзя. Она готовится к смерти. Она белеет, пигментация уходит, мясо становится склизким и невкусным, внутренние органы начинают отказывать, у самцов вырастает горб. Самцов так и зовут – горбыли.

Я думаю, что это не от пресной воды, а просто время пришло. И изменения связаны с нерестом и скорой смертью как исполнением своего долга.
Но неделю рыба стоит перед входом в речку, и это самое время для охоты. Собственно, и медведи ждут того же времени, и птицы хищные, и, как выяснилось, собаки тоже ловят рыбу пастью…
Ловить в реке рыбу нельзя – заповедник. Поэтому Андрей бултыхался в устье или в море и настрелял-таки нам рыбки своим подводным ружом.

Тут я узнал новые для себя слова: тузлук, ястык. Тузлук – это соляной раствор для приготовления разных блюд (например, икры–пятиминутки). Готовится так: чтобы правильно определить плотность раствора, вырезается из картошки кубик размером 1см х 1см х 1см. Вода солится, пока кубик не всплывет. Это из физики понятно, но очень наглядно. Я вам рассказывал про флоатинг? Сейчас расскажу.

Про флоатинг мне рассказали мои друзья-йогисты.
А я обратился к нему, когда после длительной поездки в Амерису никак не мог прийти в нормальный режим сна и бодрствования.
Технология следующая: вы голым ложитесь в перенасыщенный раствор английской соли глубиной 25 сантиметров. Температура раствора 36,6 градусов Цельсия. Раствор залит в саркофаг, абсолютно черный изнутри и не пропускающий звук.
Результат: вы подвешены в невесомости, и все ваши органы чувств должны отдыхать.
Но тут возникает проблема: мозг не получает никаких сигналов извне. Вам кажется, что играет музыка, кто-то касается вашей ноги, а вы, пытаясь нащупать контакт, никого не находите. Вдруг всю вашу ванну уносит поток вниз и влево с завихрением, но вы на самом деле не двигаетесь с места. Или, например, вы не можете понять, спали или нет. Чтобы понять, открыты глаза или закрыты, вам надо моргнуть. По-другому не определить. Все длится час. В целом, очень интересно. Я, кстати, вернул себе сон в нужное время, а йогисты определяют места ненужных напряжений.
Вот и здесь, вы и есть такой кубик, чтобы определить, готов тузлук или нет.

На следующий день мы пошли на источники под названием «Чайка». Почему чайка, я так и не понял. Мне было интересно пойти на север по острову, поэтому я удовлетворен. Но сказать, что что-то суперинтересное мы увидели, я не могу. Интересен был гид – Максим. Человек мыслит категориями, которые мне не очень доступны. «Это молодой разлом. Он образовался всего 15 миллионов лет назад. Одна платформа находит на другую и формирует горы. Вот Европейской платформе 3 миллиарда лет, а вот здесь молодые плиты трутся друг о друга, и в конце концов возможны катаклизмы». 

Масштаб оценки событий впечатляет.
«Мы – клопы», - говорю я. «Гораздо меньше», - отвечает. 

В пути Максим нам рассказывал всякие истории про то, что медведи не боятся костров. И про то, что ларги – небольшие тюлени – забираются в сети и едят рыбу. И даже японцы не придумали ничего отпугивающего, а просто убивают тюленей выстрелом в голову.
Кстати, почему мы не пошли на Тятю? Потому что было сказано: либо Тятя, либо остальное. Мы променяли восхождение на Тятю в дожде и облаке на остальные достопримечательности. И я не жалею.


Время уезжать. Мы переехали из Менделеева в ЮК в японский Дом дружбы. Насчет дружбы – это отдельная история. Ни один житель, прописанный на острове Кунашир, в Японию въехать не может. Япония стоит жестко: если мы дадим визу жителю Кунашира, мы признаем, что территория не наша. А она наша. А въехать по паспорту россиянина тоже нельзя. Замкнутый круг какой-то. Помните анекдот? Приходит девушка к врачу и жалуется: «Доктор, прыщи на попе, и никто на секс не приглашает…». Доктор: «Прыщи на попе, секса нет, секса нет, прыщи на попе… Замкнутый круг какой-то…»

По дороге в городе мы еще заехали в церковь. Православная церковь в Южно-Курильске – это такой бревенчатый сарай с отверстием в крыше, накрытом традиционной луковкой небольшого размера. Но внутри церковь похожа на церковь. Ко мне подошел местный поп, и мы с ним поболтали. Поп – это молодой приятный парень с мягкими манерами по имени Саша. Переехал сюда по назначению два года назад с семьей из Иваново. «Тяжело?» - спрашиваю. «Непросто», - отвечает.
Японский Дом дружбы – одноэтажная постройка, в которую пускают не всех. Комнаты на четырех человек, шнурки аварийного включения ламп, работающих от автономных аккумуляторов, душевая и туалеты чистые, но не в номере…
Мы завалились на кухню, стали готовить тузлук и убирать ястык (пленка, в которой находится икра), сварили макароны… Потом пришли местные тети и стали ругаться на нас, что нам вообще нельзя было всем пользоваться и нас пустили только переночевать. При третьем подходе с теми же претензиями пришлось их обрезать в грубой форме. После этого все стали лапушки.
Вкусно поели, пришла Ирина с дочкой, пришел Андрей с супругой, все хорошо… Правда, я с устатку «поплыл», прощаясь с Кунаширом…

На следующее утро – момент истины. Местные сказали про нас: они не уедут. Самолеты не летают уже несколько дней. Пароход придет, но мест не будет. А нам «кровь из носу» надо уехать. В понедельник во Владике выступления на конференции.
Тут я применил «тяжелую артиллерию», и начался следующий период событий…
Здесь мы переходим ко второй части Марлезонского балета…

Возможность «не уплыть» пугала наш небольшой коллектив уже последних два дня. В общем, я прогнулся и позвонил в Москву Валентину Николаевичу. Здесь я хочу рассказать о парадоксе или о удивительной особенности: я никогда не видел Валентина Николаевича, который и помог мне изначально с этой поездкой. Но первоначальная помощь – это ерунда по сравнению с тем, что он сделал для нас впоследствии. Сразу хочу сказать, что до сегодняшнего момента я его так и не видел, но то хорошее отношение, тепло, уважение, дружбу – его дружбу с людьми с этих далеких островов - не оценить невозможно. Это удивительное чувство, когда человек, который за тысячи километров, которого ты никогда не видел, ведет тебя, как ангел-хранитель, на трудных участках твоего бытия. И как отношение к нему окружающих тебя людей открывает для тебя острова, рубки, кают-компании, воинские части. Очень удивительно и удивительно приятно. Ради одного этого чувства имело смысл добраться до Кунашира.
В общем, я позвонил Ивану Ивановичу – капитану «Игоря Фархутдинова», который (капитан и корабль) должен нас забрать. По крайней мере, я очень надеялся на это.

Капитан был строг со мной. «Так, звоните завтра (я не понял, может, послезавтра) утром, и я вам скажу (то ли время прибытия, то ли время отбытия).
Я позвонил опять следующим утром. «Александр Кузнецов, Вы военный?», - спросил Иван Иванович. «Нет. Я инженер», - ответил я, как в Намибии. «Оно и видно. Увидите судно на рейде утром в Южно-Курильске, тогда и будем решать Вашу проблему». «Иван Иванович, видимость 50 метров, не видно ни хрена»…
В результате я, как все, пошел в живую очередь. В очереди все вели себя как обычно: обсуждали кто за кем и сколько свободных мест осталось. Говорили про 56, потом оказалось 40… Не хватило нам билетов.
Я опять позвонил, Иван Иванович сказал: «помню про вас».
Сначала к нам подъехал один мужик, потом нас пересадили в другую машину. Потом назвали нас «прессой» и подвезли к пароходу.

Скажу сразу: Иван Иванович меня впечатлил. Он похож на Бандераса в возрасте. Черные волосы, зачесанные назад, черные пронзительные глаза. Говорит мало, лицо без эмоций. Но во всем поведении чувствуется нечто основательное, крепкое, надежное. Мы разговорились, и он рассказал, как ходил к Антарктиде вместе со своей живущей в каюте кошкой Джесси, погружался под воду на 120 метров… В целом, жизнь явно была полна событий.
Нас поселили в двухкомнатной каюте на пятой палубе. Похоже, кого-то выселили перед этим оттуда для нас. Пароход через несколько часов двинулся к острову Шикотан. Это недалеко. На Шикотане у нас уже была наводка. У меня был телефон Сергея Ивановича. Его можно назвать по-разному. Можно, например, директором клуба Крабозаводского, а мы называли Министром культуры острова Шикотан. Он с радостью согласился нам провести экскурсию, тем более узнав, что мы от Валентина Николаевича.

На острове два поселения: Крабозаводское и Малокурильское. Живет около полутора тысяч человек.
Есть дорога длиной около 7 километров между поселками, есть мыс «Край земли» (но мы не успевали до него доехать). Нас пустили в часть, которой командовал Валентин Николаевич. Когда он был командиром, он устроил в части бассейн, спортивный клуб, притащил танки с сопок для памятника. Поскольку это был укрепрайон, в качестве защитных орудий были вкопаны в землю танки по башни. Уже в наше время танк откопали и стали спускать по склону. Так он сорвался и проделал просеку метров 400. В части фотографировать было нельзя, поэтому я так на телефон поснимал.
В Крабозаводском отличная красивая школа и роскошный клуб с современным оборудованием. Выставки рисунков, кружки. Молодцы люди – не скучают, не пьют, а заняты хорошими делами.
У меня родилась бредовая идея – провести на Шикотане конференцию. Я понимаю, что много народа не собрать, но самые стойкие поедут. Жить, правда, негде, но можно «Игоря Фархутдинова» зафрахтовать на пару-тройку дней и всем участникам жить на нем.
Зданий вокруг немного, но много развалин. Мы (ну или я лично) практически ничего не знаем или не помним о землетрясении в 1994 году. А оно, между тем, было и достигало чуть ли не 10 баллов. Со слов очевидцев – это кошмар. Земля идет просто волнами, убежать или спрятаться невозможно. Как я понимаю, ужас охватывает животный. Порушено было все. А вы что-то знали про это землетрясение? Не так–то и давно оно случилось…

Апофеозом экскурсии была уха. По случаю прибытия парохода все руководство острова собралось на живописной сопке. Капитан, главный гаишник, министр культуры, главный бизнесмен, еще несколько человек. Мы как гости тоже были приглашены.
Вкуснейшая уха, рыбные котлетки, навага или сайра на гриле. Хорошая благожелательная атмосфера, хорошие люди. Нас приняли очень по-дружески. Надо сказать, что Ира была единственная женщина в компании.
Я сделал несколько вечерних кадров.


Уезжали уже почти в темноте. Корабль загрузился, и пора было двигаться дальше. Я еще в Москве не понимал, как мы во время остановки успеем остров посмотреть. Сейчас все стало понятно: пока разгрузились, пока загрузились. А потом куда корабль уйдет без нас, если мы с капитаном?

Чтобы выйти на берег на острове Итуруп, надо было вставать в семь утра. Тут я, честно, смалодушничал. Ребята съездили – остались довольны. Я толком не понял чем. Там вроде аэродром, с которого камикадзе взлетали на Пирл-Харбор, такой, что для посадки на предназначен – только на взлет.
Я не очень жалею. Я выспался, поболтал с девушкой Сашей из волонтеров. При свете дня на палубе я увидел, какие у нее красивые синие глаза, но в то же время, какая у нее грязная чашка. Девушку Сашу я еще раз встретил потом в Южно-Сахалинске во время праздника города, она была с каким-то лохматым бекпекером. На этом наши пути разошлись навсегда.
Капитан пригласил нас утром следующего дня к себе наверх. Мы поутру смущенно толкались перед его каютой с подарками, но его не было. Грамотная уборщица сообщила нам, что он в рубке, и мы забрели туда. Я очень пожалел, что фотик не взял с собой (кто же знал?). Мы наблюдали швартовку. Низкое яркое солнце било желтым цветом через пелену тумана. На границе видимости появлялись очертания то ли зданий, то ли кораблей, какие-то краны…

Корабль мягко вписывался в свободное место у причала. “Стоп нос”, “стоп корма”, “малый вперед”, ”право руль на 030”, “стоп машина”… 
Красивое зрелище, похожее на представление.

Пока все сходили на берег, мы попили чай у капитана и напросились на экскурсию в машинное отделение.
Когда Иван Иванович дал команду механику проводить нас с Андреем в машинное, вопрос был один: “это комиссия, проверка?”. Мы посмеялись – “экскурсия”.
Мне, конечно, машинное отделение понравилось…
Мотор польский – много лошадиных сил. Соляры и масла уходит немерено. 12 тонн соляры в день. Если залить все баки полностью, то хватает на месяц пути. 
Самое большое откровение было с винтом. Оказывается, нет передач и заднего хода.
Вал от двигателя вращается всегда с одной скоростью. Скорость и направление (вперед-назад) регулируется положением лопастей винта. Чем сильнее растопырены, тем больше загребает и тем быстрее идет. А при обратном угле – задний ход.
Вот, кстати, галерея.


Когда мы сползли на берег, все автобусики уже ушли. Мы не спеша преодолели 200 метров до знакомого до боли причала. Я пошел спрашивать такси, но предложение последовало от некоего пропитого субъекта в растянутых трениках и битых очках. Как выяснилось, надо было соглашаться. По вызову официального такси приехал такой упырь…

Молодой вроде парень, но от него настолько веяло негативом, что находиться с ним в одной машине было тяжело. Гостиницы не знает, звонил трем друзьям – никто дороги не знает. А гостиница фешенебельная, в центре. А город-то небольшой.
Цедил сквозь зубы про дополнительные сто рублей за багаж. Будто кто-то приезжает без багажа…
Полный урод.

Мы заселились, и я пошел гулять по городу. Южно-Сахалинск, кстати сказать, не маленький город. Квадратные большие кварталы, парк на горе с фуникулером, зимой там очень хорошие горнолыжные трассы.
Мне показалось, что бомжей многовато, таксисты – сплошь Кавказ.
 Я поел на рынке салаты из морепродуктов. Очень вкусные моргады в Южно-Сахалинске: огромные гребешки, трубач, краб-волосатик. Я такого изобилия и свежести не видел раньше нигде.
На главной площади был праздник – выступления артистов, много народу. Два черных моряка (моряк и морячка) в ослепительно белой форме фотографировались с отдыхающими. Оказалось, что сегодня вечером у краеведческого музея играет духовой оркестр 7-ой флотилии США.
Я, конечно, пошел на концерт. Солист – здоровенный негр. Пять-шесть трубачей и девчонка-барабанщица играли очень задорно и весело. И наш народ, надо сказать, тоже очень тепло их встречал. Ребята играли в основном джаз. Действительно, получился праздник.
Я был без камеры, поэтому позорно снимал на сотовый телефон.


Уже вечером в гостинице, лежа в кровати, я слушал шум какого-то генератора или вентилятора за стенами. За двое суток организм настолько привык к корабельной койке, что этот шум прочно ассоциировался с двигателем судна. И я сладко уснул с фантомным ощущение легкого покачивания на волнах.

Ну вот и все. На следующий день мы вылетаем во Владивосток.
Нас ждет гора Фалаза, остров Русский, тайфун, и потом я еще окажусь в Красноярске. Но это уже другая рассказка – эта и так получилась очень длинная.
Уж извините.

Александр Кузнецов
Сентябрь, 2012.